Всемирная История
История

§4. Проведение Культурно-Просветительской Политики в Узбекистане: Содержание и Значение

Народное образование

Анализ событий 20-30-х годов XX в. показывает, что наряду с процессами общественной жизни в сложных условиях развивалась культурно-духовная жизнь. Основной целью советской власти было построение социализма, но ее достижение было немыслимо без развития культуры. Поэтому с первых же лет советское правительство начало осуществлять культурное строительство, тем самым стремясь укрепить свои идейные позиции.

К началу 20-х годов на территории Узбекистана началась активная работа по формированию структуры советского образования. При этом перед Узбекистаном не стояли задачи развития отраслей народного образования и просвещения, достижения всеобщей грамотности. Основной целью культурного строительства было глубокое и прочное внедрение в умы молодежи коммунистических идей, воспитание подрастающего поколения в духе преданности им.

Правда, поначалу советская власть учитывала настроения и духовное состояние коренных народов, специфические национальные традиции, исламские духовные ценности и не препятствовала одновременному развитию старометодных и джадидских школ, медресе. В этих учебных заведениях подрастающее поколение воспитывалось на примере великих предков, ему прививалось восточное прилежание, что на протяжении многих веков являлось неотъемлемой частью культурной жизни коренного населения.

Однако это положение, как временная тактика советских идеологов существовало недолго. К середине 20-х годов были ликвидированы все старометодные школы и в систему народного образования внедрялись новые формы обучения. Была прекращена деятельность многочисленных представителей интеллигенции, мулл и мударрисов. Их подвергли тяжелым испытаниям.

Чтобы добиться доверия основной массы коренного населения, советское правительство, прежде всего, придавало особое значение обучению и воспитанию детей бедняков и некоренного населения. Школы первой и второй ступени, открытые в 20-е годы и сыгравшие важную роль в жизни Узбекистана, были рассчитаны именно на такое образование и воспитание. Так, в 1921 г. в Туркестане функционировали 1965 школ первой ступени (начальная школа) с охватом 165645 детей и 57 школ второй ступени (средняя школа) с охватом 6500 учеников.

17 сентября 1920 г. правительство Туркестанской АССР приняло декрет об обучении грамоте детей и взрослых в возрасте от 8 до 40 лет. Основной целью этого было воспитание коренного населения в духе советской идеологии. В различных районах республики были открыты курсы по ликвидации безграмотности («ликбезы»), куда привлекались люди разного возраста — как мужчины, так и женщины. В частности, если в 1928—1932 гг. в Узбекистане такие курсы окончили 700 тыс. человек, то в 1933—1937 гг. этот показатель составил 1,4 млн человек.

Наряду с этим, в республике сначала была внедрена система начального образования, а позднее — 7-летнего. Из года в год росло количество школ, велась подготовка для них квалифицированных кадров учителей. Согласно официальным данным, в 1924/25 учебном году в Узбекистане функционировало 160 школ советского типа, в которых обучалось 17209 учащихся, а в 1941 г. таких школ стало 5504 и в них обучалось 1 млн 315 тыс. учащихся.

Для подготовки квалифицированных кадров учителей в 30-е годы в республике был открыт ряд педагогических ин- статутов и средних специальных учебных заведений. Это послужило хорошим толчком для коренного улучшения системы народного образования. Если обратиться к цифрам, то можно увидеть, что если в 1928/29 учебном году в республике было 5,5 тыс. учителей, то в 1932/33 учебном году этот показатель составил 19 тыс., а в 1941 г. — 42 тыс. человек. Хотя это свидетельствует в пользу развития системы народного образования, однако нельзя забывать и о том, что параллельно были ликвидированы старые школы и медресе, где был сконцентрирован многовековой опыт образования и воспитания на основе национальных традиций.

С целью подчинения системы обучения и воспитания нового поколения основной цели — построению социализма, — советским правительством было принято решение о реформе узбекской письменности, основанной на арабском алфавите. В 1929 г. арабский алфавит был заменен на латинский. Через некоторое время, в 1940 г., перешли на кириллицу. Такая спешная замена узбекской письменности отрицательно сказалась на всей системе народного образования, на его будущей судьбе, поскольку была утрачена возможность знакомиться с духовным наследием наших великих предков, созданным на арабском языке, со своей историей.

Вместе с тем, оснащение учебных заведений необходимыми материальными ресурсами, инвентарем, программами, учебниками совершенно не отвечало требованиям. Если в 20-е годы учебный процесс в республике в известной мере осуществлялся силами национальной интеллигенции, опытными специалистами и педагогами, которые писали учебные программы и учебники, то к 30-м годам положение резко изменилось.

Управление этой отраслью культуры полностью перешло к Центру. Теперь процесс воспитания и обучения осуществлялся лишь на основе подготовленных в Москве программ, учебников и учебных пособий, а это сказывалось на содержании всего народного образования. Поэтому, особенно в 30-е годы, началась охота на «чужеродных» педагогов. Так, постановление Среднеазиатского бюро ЦК от 27 марта 1933 г. о «чистке» среди учителей было направлено именно на это. На основании этого постановления многих добросовестных, опытных национальных специалистов из интеллигенции освободили от работы и подвергли гонениям.

Множество книг и учебных пособий, подготовленных ими в национальном духе, подверглось запрету. Кроме того, большинство окончивших курсы по ликвидации безграмотности остались полуграмотными и с трудом читали. Но именно они, делавшие только первые самостоятельные шаги в системе обучения, стали занимать места уволенных опытных и грамотных специалистов.

Внедрение в Узбекистане советской системы образования носило классовую суть. Классовыми идеями была проникнута вся система народного образования.

Высшее и среднее специальное образование

0дним из важнь1х направлений развития народного образования стало формирование системы высшего и среднего специального образования. Советская власть ощущала острую нехватку в образованных и квалифицированных специалистах, преданных новому строю.

Вместе с тем советская власть, путем привлечения молодежи к учебе в высших учебных заведениях, стремилась завоевать доверие местного населения отдаленных районов Узбекистана. Для этой цели по решению Центра в сентябре 1920 г. в Ташкенте был открыт Туркестанский государственный университет. Впоследствии он был переименован в Среднеазиатский университет, который сыграл важную роль в развитии высшего образования и подготовке высококвалифицированных специалистов. Однако профессорско-преподавательский состав этого учебного заведения был сформирован из представителей европейской национальности, к тому же с первых же дней учебы обучение велось только на русском языке. В связи с этим коренное население испытывало серьезные затруднения при поступлении в университет и получении образования. Поэтому среди его студентов молодежь местных национальностей составляла незначительное количество. В частности, в 1923/24 учебном году из обучавшихся в Среднеазиатском университете 2047 студентов только 51 являлись представителями местных национальностей. В 1924/25 учебном году в этом университете обучалось 2440 студентов, а на рабочем факультете — 889 человек. Позже, в начале 30-х годов, на базе этого университета в республике был открыт целый ряд институтов различного профиля, в том числе Среднеазиатский политехнический (нынешний Технический университет), финансово-экономический, медицинский, сельскохозяйственный, текстильный институты, Самаркандский государственный университет и др.

Из-за острой нехватки педагогических кадров и роста потребности в них в республике были открыты институты по подготовке педагогов и учительских кадров в Бухаре, Самарканде, Ташкенте, Нукусе, Хиве, Ургенче, Фергане и Намангане. К 1932 году число высших учебных заведений республики достигло 31. В них обучалось 12,2 тыс. студентов. Впоследствии эта цифра ежегодно увеличивалась. Например, в 1937 г. количество студентов высших учебных заведений составляло 15,5 тыс., а к 1941 г. их стало 18 тыс.

В то же время большое внимание уделялось отбору молодежи среди представителей коренной национальности для подготовки руководящих работников партийных, советских и хозяйственных органов, привлечению их к активному участию в социалистическом строительстве. С этой целью в 1923 г. был открыт Туркестанский коммунистический университет. В нем будущие советские кадры усваивали основы «марксистско-ленинского» учения. В это время функционировали также 2 центральные, 5 областных и 5 уездных партийно-советских школ. Из 1312 обучавшихся в них слушателей 10 процентов составляли девушки.

В 1923 г. в Коммунистическом университете трудящихся Востока в Москве обучалось 77 человек из Туркестана. Среди них было 24 узбека, 24 туркмена, 29 казахов и киргизов.

В этот период определенное место в системе образования Узбекистана занимает среднее специальное образование, в рамках которого велась подготовка кадров, обладавших специальными знаниями, опытом и навыками, необходимыми для социально-экономического и культурного развития Узбекистана. Только такие кадры могли внести весомый вклад в решение многих важных задач хозяйственного и культурного строительства республики. Поэтому в крае большое внимание уделялось специальным учебным заведениям — профессионально-техническим училищам и техникумам. В 20-е годы в республике было открыто 6 сельскохозяйственных и один медицинский техникум, 16 профессионально-технических училищ. В них обучались 6800 человек. В это время функционировало также 5 педагогических техникумов, 2 педагогических училища, одно женское педагогическое училище, благодаря которым было подготовлено много образованных и квалифицированных педагогических кадров. К началу 40-х годов XX в.в Узбекистане было 92 средних специальных учебных заведений, в которых получали знания 12,6 тыс. человек.

Вместе с тем перед системой высшего и среднего специального образования стояло множество серьезных проблем. В системе высшего образования обучение велось в основном на русском языке. Учебные пособия и учебники были лишены национального колорита, т. к. вся учебная литература присылалась из Центра. Большинство преподавателей составляли европейские ученые. К тому же в 30-е годы система образования республики понесла большие потери: были репрессированы национальные педагогические кадры и представители национальной интеллигенции.

Наука

Развитие науки и знаний в республике — закономерное явление. Хотя в период советской власти в Узбекистане развитие науки сталкивалось с многочисленными трудностями, тем не менее, оно имело ряд особенностей и обоснованных предпосылок. Во-первых, стремление к знаниям, науке — это национальная традиция, доставшаяся нам от предков. Народ, давший мировой науке целый ряд великих ученых, в любых условиях стремился к знаниям. Не был исключением и советский период, годы репрессий. Поэтому наряду с развитием советской культуры развивался и научный потенциал республики.

Несмотря на притеснения национальных научных кадров, молодежь посвящала себя науке. Трудности в освоении русского языка не стали для нее препятствием. В 30-е годы произошло становление таких ученых, как Кары-Ниязи, Абдурахман Саъди, Абдулла Авлони, Ибрагим Муминов, Яхья Гулямов, Ташмухаммад Сарымсаков, Халил Рахматуллин, Хабиб Абдуллаев, Сабир Юнусов, Теша Захидов и многие другие, которые впоследствии внесли большой вклад в развитие науки, создали свои научные школы, сумели поднять престиж узбекской науки в мире.

В этот период в республике было открыто много научно- исследовательских институтов и центров, где проводились исследования по актуальным проблемам различных отраслей науки. В их числе были Всесоюзный научно-исследовательский институт хлопководства (СоюзНИХИ), Институт культурного строительства, Институт промышленности и экономики, Институт промышленного строительства, Институт права, Институт гидрометеорологии, Гелиотехническая лаборатория, Астрономическая обсерватория и др. В этих институтах и научных центрах добросовестно трудились научные работники, которые решали множество актуальных научных проблем всесоюзного и республиканского значения. Они внесли большой вклад в разработку скороспелых сортов хлопчатника, повышение его урожайности, создание качественно новых сортов. Стараниями ученых-геологов были открыты залежи полезных ископаемых и руды. В 1927 г. были открыты запасы нефти в Шорсу. Было обнаружено также сырье для цемента, в результате чего начато строительство Кувасайского цементного завода.

Была начата разработка месторождений меди, золота, серебра и других драгоценных металлов, а также мрамора. Однако выгоду от этого получил только Центр: все разработки поступили в полное распоряжение союзного правительства.

9 января 1940 г. Комитетом по науке при правительстве Узбекистана был учрежден филиал АН СССР. В те годы в его составе было 75 научно-исследовательских институтов и учреждений. В них были объединены 3024 научных работника, в том числе 109 докторов и 510 кандидатов наук.

Движение «Худжум»

Движение, начавшееся в середине 20-х годов XX в. и получившее название «Худжум» («Наступление»), по своей сути и содержанию было направлено на освобождение женщин. Но оно осуществлялось без учета традиций и обычаев народа и специфики Туркестана, непродуманно и скоротечно, что привело во многих местах к отрицательным последствиям.

Положение женщин и девушек в Туркестане на протяжении многих веков опиралось на исламские законы и традиции и имело специфические национальные особенности. В частности, они в основном не привлекались к труду, а занимались домашним хозяйством и воспитанием детей. Советская власть смотрела на это, как на религиозный предрассудок. Вместе с этим была выдвинута идея равноправия мужчин и женщин, выведения женщин из тесного круга семейной жизни и привлечения к общественно-политической жизни.

Сознание и образ жизни людей меняются с развитием общества. Поэтому освобождение узбекских женщин от паранджи являлось одной из важнейших задач нового строя. Однако ее можно было решить только мирным путем, при помощи широкой разъяснительной работы.

Лидеры джадидов Ф. Ходжаев, Фитрат, Чулпан, Абдулла Авлони тоже старались решить этот вопрос. С этой целью в областях, районах, городах при первичных советских организациях были созданы отделы по работе с девушками и женщинами. Здесь речь шла не об отказе от паранджи, а об открытии для девушек и женщин специальных клубов, артелей, курсов обучения грамоте. В результате таких мероприятий началось привлечение женщин и девушек к общественно полезному труду. Однако первые успехи и приход женщин на места в паранджах совершенно не устраивали советскую власть.

Поэтому в сентябре 1926 г. на заседании Среднеазиатского бюро ЦК ВКП(б) было принято решение об ускорении этого процесса. Узбекские девушки и женщины восприняли это с радостью, потому что получить знания и равные с мужчинами права было их вековой мечтой. Однако это мероприятие проводил ость в спешке и административными методами. К этому не были готовы мужчины-коммунисты. Так, на митингах, прошедших 8 марта 1927 г., тысячи девушек и женщин сбросили паранджу. Среди них были и жены комму-нистов. Однако на следующий день их снова заставили надеть паранджу.

Несмотря на это, движение «Худжум» в самом начале добилось ощутимых результатов. К весне 1927 г. 100 тыс. женщин сбросили паранджу. Тысячи женщин были привлечены к работе в различных организациях, сельских и районных советах, в судах. Среди них было подготовлено много трактористок, бригадиров, председателей колхозов, заведующих клубами и библиотеками. В частности, в числе народных заседателей судов было 563 женщины-узбечки. В 1926 г. только в Ташкентской и Ферганской областях в объединениях «Кушчи» было 4900 женщин. В 1927 г. 7169 женщин вступили в профсоюзные объединения, 5916 — в торговые кооперативы, 2343 женщины и девушки привлечены к работе в государственных органах.

В 1927—1928 гг. движение «Худжум» распространилось еще шире. Для привлечения девушек и женщин на курсы по ликвидации безграмотности увеличилось количество яслей и детских садов для их детей. Для женщин, сбросивших паранджу, были открыты 32 школы ликвидации безграмотности.

Однако проведение подобных мероприятий без разъяснительной работы, путем принуждения дало отрицательные результаты. В некоторых местах девочек стали выдавать замуж в 10—15-летнем возрасте. На местах увеличилось число случаев убийства девушек и женщин. Например, в 1927—1928 гг. жертвами врагов нового стали более 2,5 тыс. женщин-активисток.

Естественно, преступления не оставались безнаказанными. Только в 1928 г. за противозаконные действия против женщин были осуждены 651 человек, из них 7 приговорены к расстрелу.

В результате движения «Худжум» женщины-узбечки были привлечены к общественному производству, они даже стали работать на самых тяжелых работах. Например, в 1930 г. в сельском хозяйстве женщины составили 80% рабочей силы. Увеличилось число женщин и девушек и в других отраслях производства, усилилась их социальная активность.

В процессе активизации движения «Худжум» к 1937 г. 273637 девушек и женщин-узбечек успешно окончили курсы ликвидации безграмотности. Количество женщин — рабочих и служащих в 1940 г. достигло 232 тыс., что составило 40,7% от числа рабочих в республике. Они составили 82,3% занятых в швейном, 65,5% — в кондитерском и 8% — в текстильном производстве.

Вместе с тем это движение имело и отрицательные последствия. Из-за серьезных ошибок, допущенных при осуществлении этого процесса, были проигнорированы вековые обычаи, сломлены моральные устои, что нередко приводило к трагическим событиям.

К сожалению, самые активные, передовые женщины, принявшие участие в движении «Худжум», которые всей душой поверили в новые идеи, дело социализма и готовы были отдать за это свою жизнь, впоследствии стали жертвами сталинских репрессий. Ярким примером этого является трагическая судьба знаменитых женщин-узбечек: Таджихан Шадиевой, Сабиры Халдаровой, Хосият Тиллахановой, Марьям Султанмурадовой, Хайринисо Мажидовой и многих других.

Культура и литература

В 20-30-х годах XX в. коммунистическая партия активно осуществляла политику культурного строительства. Ленинская идея «культурной революции» предполагала внедрение в жизнь многонациональной советской страны единой культуры, «национальной по форме, социалистической по содержанию». Однако на практике она отрицала исторически сложившиеся источники национальной культуры, традиции и обычаи, поскольку они противоречили идее коммунизма и коммунистическому мировоззрению.

Такие исторические памятники архитектуры, как медресе, мечети, мавзолеи, оставались без внимания и превращались в развалины. Этим наносился удар по исламской вере. На местах создавались «общества безбожников», которые проводили атеистическую пропаганду, огульно критикуя честных, преданных исламу, благочестивых религиозных деятелей. Множество представителей передовой интеллигенции, религиозного духовенства, ишаны и муллы, ученые-богословы подверглись гонениям. Многие из них были вынуждены, оставив свою Родину и близких, эмигрировать.

Национальная интеллигенция, несмотря на все трудности, принимала активное участие в культурной жизни республики.

Благодаря их самоотверженности были открыты театры, клубы, библиотеки и другие культурно-просветительские учреждения. В 1929 г. был основан Узбекский музыкальный театр, в 1933 г. — Академический драматический театр имени Хамзы. Несмотря на идеологическое давление, они сохранили национальный колорит. Из народа вышли такие талантливые и знаменитые деятели искусств, как Ходжа Абдулазиз Абдурасулов, Ата Гияс Абдуганиев, Домля Халим Ибадов, Мулла Туйчи Тошмухаммедов, Шарахим Шаумаров, Сара Ханум, Тамара Ханум, Лутфи Ханум, Мукаррама Ханум и др.

Открывшаяся в 1936 г. Ташкентская государственная консерватория стала большим событием в культурной жизни народа. Великолепные произведения великих узбекских композиторов и деятелей искусства Юнуса Раджаби, Мухтара Ашрафи, Мутала Бурханова, Талибджана Садыкова, Тухтасина Джалилова и многих других заняли достойное место в культурной жизни.

Прошедшая в 1937 г. в Москве первая Декада узбекской литературы и искусства продемонстрировала успехи нашего народа в области культуры: на суд зрителей были представлены оперы «Гульсара», «Лейли и Меджнун», музыкальная драма «Фархад и Ширин» и другие сценические произведения.

В 30-х годах Узбекистан сделал свои первые шаги в киноискусстве. В те годы на экраны вышли фильмы: «Асал» («Мед»), «Касам» («Клятва»), «Равот кашкирлари» («Волки в крепости»),

В создание этих фильмов большой вклад внесли такие мастера искусства, как Камил Ярматов, Наби Ганиев, Сулайман Хужаева, Юлдаш Аъзамов, Рахим Пирмухамедов и др.

В 20—30-х годах в республике было построено много культурных сооружений. В 1932 г. функционировало 707 библиотек, 3087 клубов, 409 киноустановок, 32 театра, 13 музеев.

В связи с укреплением тоталитарного режима культурное строительство в Узбекистане сталкивалось с серьезными препятствиями: деятельность культурных учреждений ограничивалась, творческие работники были вынуждены выполнять не свойственные им функции. Это отрицательно сказывалось на культурной жизни республики.

В этот период узбекская литература тоже переживала трудные времена. Опираясь на богатые исторические традиции, она вносила весомый вклад в воспитание нравственности, в решение насущных проблем своего времени. Учитывая огромную роль литературы в формировании мировоззрения, советская власть стремилась поставить ее на службу социалистическому строительству. Литература должна была служить духовным оружием в укреплении нового режима и призывать к этому народные массы. Эта идея нашла отражение в Постановлении ЦК ВКП(б) от 18 июня 1925 г. «О политике партии в литературе». Этот документ был программным для представителей узбекской литературы. В нем открыто провозглашалось, что вся литература, противоречащая социалистическим идеям, является «служителем буржуазной идеологии». Это возлагало на творческих работников большую моральную ответственность: их произведения должны были отвечать требованиям советской идеологии, и возвеличивание своей истории или жизни своих предков считалось недопустимым. В 30-х годах были репрессированы такие талантливые литераторы, как Абдурауф Фитрат, Абдулла Кадыри, Абдулхамид Чулпан, Усман Насир, Элбек, Гази Юнус, Бату и др.

Однако, несмотря ни на что, в узбекской литературе появлялись высокохудожественные произведения, среди которых благодаря своим творческим идеям и правдивости изложения особо выделяются «Минувшие дни» и «Скорпион из алтаря» Абдуллы Кадыри, «Ночь и день» Чулпана, «Адина» и «Смерть ростовщика» Садриддина Айни, «Абул- файзхан» Фитрата, «Священная кровь» Айбека, «Пепел» («Кукан») и «Память» («Ядгар») Гафура Гуляма и др.

Подписывайтесь на наш канал на YouTube!: https://www.youtube.com/channel/UClPwfFFfnu6FlIo_3wTsl4Q

  • Здравствуйте ! На содержание сайта каждый месяц уходит деньги ($) и горы энтузиазма. 🙁 Если наш сайт помог Вам и Вы хотите поддержать проект 🙂 , то можно сделать это, перечислив денежные средства любым из следующих способов. Путём перечисления электронных денег:
  • Помощь сайту:
  1. R819906736816 (wmr) рубли.
  2. Z177913641953 (wmz) доллары.
  3. E810620923590 (wme)евро.
  4. Payeer-кошелёк: P34018761
  5. Киви-кошелёк (qiwi): +998935323888
  6. DonationAlerts: http://www.donationalerts.ru/r/veknoviy
  • Полученная помощь будет использована и направлена на продолжение развития ресурса, Оплата хостинга и Домена.
§4. Проведение Культурно-Просветительской Политики в Узбекистане: Содержание и Значение Обновлено: Март 3, 2017 Автором: admin

Добавить комментарий

Поддержи Проект!
Помощь сайту:
  1. R819906736816 (wmr) рубли.
  2. Z177913641953 (wmz) доллары.
  3. E810620923590 (wme)евро.
  4. Payeer-кошелёк: P34018761
  5. Киви-кошелёк (qiwi): +998935323888
  6. DonationAlerts: http://www.donationalerts.ru/r/veknoviy Полученная помощь будет использована и направлена на продолжение развития ресурса, Оплата хостинга и Домена.
v Назад ^ Наверх