Всемирная История
История

Советско-польская война 1919-1920 гг

Предыстория конфликта

Для понимания характера российско польских отношений очень важно применение тех понятий, о которых идет речь при анализе польского национального и национально освободительного движения.

В течение ста лет (1815–1915), когда территория этнической Польши входила в состав Российской империи, в польском общественном сознании складывался определенный образ «русского» как представителя правящей в государстве системы.Советско польская война

При такой трактовке проявлений национально освободительной борьбы польского народа, когда основной акцент делался на наличие или отсутствие момента антирусской направленности, как бы ставился знак равенства между царизмом и Россией, русским народом. Вместе с тем историки усиленно подчеркивали, что это – разные понятия, употребляя для характеристики польских восстаний и других выступлений такие формулировки, как «антисамодержавное», «антицарское», «направленное против царизма» и пр. Эти формулировки, в целом правильно отражавшие объективный факт нетождественности царизма и русского народа, тем не менее не учитывали важного субъективного фактора, а именно того, что в сознании поляков такое отождествление происходило под влиянием ненависти к угнетавшему их царизму, и эта ненависть переносилась на все русское. Так же, как и в русском обществе лишь небольшая часть сумела оказать сопротивление идеям великодержавия и подняться до подлинного понимания польского вопроса, так и в Польше далеко не каждый революционер мог отделить русский народ от ненавистного царизма, а только наиболее прозорливые, вдумчивые и чуткие. Недоверие и неприязнь по отношению к русским становились элементом национального сознания в период его формирования. Они, с одной стороны, сказались на польском национальном характере, а с другой, – во многом определили стереотип русского, закрепившийся в сознании польского общества. Все эти моменты имели и имеют огромное значение не только для российско польских, а затем и советско польских отношений, но в целом для судеб народов.

При анализе национальной проблематики, оценке тех или иных национальных проявлений перед исследователем, как правило, встает вопрос: где, когда, при каких условиях, почему патриотизм, национальное чувство, национально освободительные стремления переходят в иную категорию; где граница, отделяющая их от национализма.

О национализме в негативном плане, как представляется, можно говорить тогда, когда проявления национального чувства оказываются направленными на недоверие и ненависть к другим народам или в ущерб интересов этих народов, когда свой народ ставят выше других и судят по иным меркам. В польском патриотизме такие тенденции прослеживаются. Элементы национального эгоизма и господства характерны для взглядов многих виднейших представителей польского освободительного движения. Это касалось не только отношения к украинцам, белорусам, литовцам, которых большинство польских идеологов не признавало самостоятельными нациями.

Также следует помнить, что в 1815 г. Польша вновь исчезла с политической карты Европы. Границы, установленные в Восточной Европе Венским конгрессом, просуществовали до 1914 г., когда начавшаяся Первая мировая война поставила вопрос о новом территориальном переделе.

Предыстория конфликта

Уже 14 августа 1914 г. российское правительство заявило о стремлении объединить всех поляков в границах Царства Польского под скипетром российского императора. Со своей стороны, Германия и Австро Венгрия ограничились довольно общими декларациями о будущей свободе поляков без каких либо конкретных обещаний.

В первый день войны было опубликовано знаменитое Воззвание Верховного главнокомандующего русской армии Великого князя Николая Николаевича к полякам. Написанное высоким стилем, оно стало основой политики России в отношении славянского соседа. Текст воззвания гласил: «Поляки! Пробил час, когда заветная мечта ваших дедов и отцов может осуществиться. Полтора века тому назад живое тело Польши было растерзано на куски, но не умерла душа ее. Она жила надеждой, что наступит час воскресения польского народа, братского примирения его с Великой Россией!

Русские войска несут вам благую весть этого примирения. Пусть сотрутся границы, разрезавшие на части польский народ! Да воссоединится он воедино под скипетром русского царя! Под скипетром этим возродится Польша, свободная в своей вере, в языке, в самоуправлении.

Одного ждет от вас Россия – того же уважения к правам тех народностей, с которыми связала вас история!

С открытым сердцем, с братски протянутой рукой идет вам навстречу Великая Россия. Она верит, что не заржавеет меч, разивший врага при Грюнвальде. От берегов Тихого океана да Северных морей движутся русские рати. Заря новой жизни занимается для вас. Да воссияет в той заре знамение креста – символа страдания и воскрешения народов!»

Написанное высоким стилем, с вполне уместным здесь пафосом и рассчитанное на сильное эмоциональное воздействие Воззвание, по свидетельству многих тогдашних польских политических деятелей, нашло довольно широкий положительный отклик со стороны многих партий и отдельных авторитетных лиц как внутри Польши, так и среди польской эмиграции.

Партия народной демократии, Польская прогрессивная партия, Партия реальной политики, Польское прогрессивное объединение приняли 16 августа 1914 г. совместный документ, приветствовавший Воззвание Верховного главнокомандующего русской армией. Кроме того, Партия народной демократии и Партия реальной политики выразили протест в связи с формированием легионов Ю. Пилсудского в Австро Венгрии с целью участия в войне против России. В целом Воззвание оценивалось польской стороной как важный положительный политический шаг в направлении предоставления Польше автономии с перспективой в дальнейшем перевести отношения с Россией на федеративные и способствовать восстановлению польской государственной самостоятельности по примеру Финляндии.

Через год, выступая в российском Совете министров, его председатель И. Л. Горемыкин так охарактеризовал польскую политику правительства: «Я считаю своим долгом сегодня же коснуться только одного вопроса, стоящего как бы на грани между войной и нашими внутренними делами: это вопрос польский. Конечно, и он во всей своей полноте может быть разрешен только после окончания войны. Теперь Польша ждет прежде всего освобождения ее земель от тяжелого немецкого гнета. Но и в эти дни польскому народу важно знать и верить, что будущее его устройство окончательно и бесповоротно предопределено Воззванием Верховного главнокомандующего, объявленном с высочайшего повеления в первые же дни войны.

…Его Величеством повелено Совету министров разработать законопроекты о предоставлении Польше, по завершении войны, права свободного строения своей национальной, культурной и хозяйственной жизни на началах автономии под скипетром государей Российских и при сохранении единой государственности».

Однако дальнейшие события показали совсем иной ход событий, нежели петроградские планы. В ходе войны в составе германской, австро венгерской, российской и французской армий были созданы национальные польские воинские части. После оккупации Царства Польского германскими и австро венгерскими войсками в 1915 г. подавляющая часть польского населения оказалась под контролем Германии и Австро Венгрии, которые 5 ноября 1916 г. провозгласили «самостоятельность» Царства Польского без указания его границ. В качестве органа управления в декабре 1916 г. был создан Временный государственный совет. Ответной контрмерой России стало заявление 12 декабря 1916 г. о стремлении к созданию «свободной Польши» из всех ее трех частей. В январе 1917 г. это заявление в целом было поддержано Англией, Францией и США.

Польша в 1918-1922

Заключение Брест Литовского мира 3 марта 1918 г. поставило перед правительством РСФСР задачу охраны своей западной границы. Первоначально это было осуществлено при помощи партизанских и добровольческих отрядов, выдвинутых населением приграничной полосы и усиленных несколькими подобными же формированиями, присланными из центра.

Уже в марте 1918 г. для объединения управления всеми этими отрядами создается штаб Западного участка отрядов завесы. Задача этого штаба в боевом отношении заключалась в охране и обороне нашей западной границы; в организационном же отношении предстояло перестроить все эти партизанские отряды и свести их в однотипные регулярные войсковые соединения согласно декрету о формировании Красной Армии.

В то же время положение Германской империи и ее союзников все более ухудшалось. 31 октября 1918 г. началась революция в Австро Венгрии. Во Львове еще 18 октября был создан Украинский национальный совет во главе с Е. Петрушевичем, провозгласивший Западно украинскую народную республику (ЗУНР), армия которой была создана на основе украинских воинских частей австро венгерской армии. Соответственно активизировалось и польское национальное движение.

1 октября в Цешинском княжестве образовался Национальный польский совет, объявивший 30 октября о возвращении этой территории Польше. 23 октября польский Регентский совет заявил о создании министерства иностранных дел и военного министерства во главе с Юзефом Пилсудским, находившимся в это время в заключении в крепости Магдебурга в Германии.

25 октября в Кракове была создана Ликвидационная комиссия, взявшая на себя власть в Западной Галиции от имени польского государства. 27 октября Регентский совет объявил о создании польской армии с включением в ее состав всех польских военных формирований. 7 ноября в Люблине возникло «народное правительство», которое заявило о роспуске Регентского совета, провозгласило гражданские свободы, 8 часовой рабочий день, национализацию лесов, пожалованных и майоратных имений, создание самоуправлений и гражданской милиции. Все другие социальные требования откладывались до решений Законодательного сейма.

Понимая, что власть ускользает из рук, Регентский совет добился от Германии освобождения Пилсудского, который 10 ноября прибыл в Варшаву. Переговоры с Регентским советом и Люблинским правительством привели к тому, что 14 ноября власть была передана Пилсудскому. 22 ноября 1918 г. он подписал декрет об организации высшей власти в Польской республике, согласно которому Пилсудский назначался «временным начальником государства», обладавшим полной законодательной и исполнительной властью. Фактически речь шла о создании диктатуры Пилсудского, прикрытой красивой должностью, – в конце XVIII в. начальником государства был Тадеуш Костюшко.

11 ноября 1918 г. Германия подписала перемирие в Компьене, согласно которому отказалась от Брестского договора. 13 ноября Москва также аннулировала этот договор, что сделало его установления несуществующими. 16 ноября Пилсудский уведомил все страны, кроме РСФСР, о создании независимого польского государства. 26–28 ноября в ходе обмена нотами по вопросу о судьбе миссии Регентского совета, находящейся в Москве, советское правительство заявило о готовности установить дипломатические отношения с Польшей. 4 декабря Варшава заявила, что до решения вопроса о миссии никакого обсуждения этой проблемы не будет.

В ходе обмена нотами в декабре 1918 г. советская сторона трижды предлагала установить дипломатические отношения, но Польша под разными предлогами отказывалась от этих предложений. 2 января 1919 г. поляки расстреляли миссию Российского Красного Креста, что вызвало новый обмен нотами, на этот раз с обвинениями со стороны РСФСР. Таким образом, Москва признала Польшу и была готова нормализовать отношения с ней, но Варшава была озабочена определением своих границ. Как и большинство других политиков, Пилсудский был сторонником восстановления польской границы 1772 г. и считал, что чем дольше в России продолжается неразбериха, тем большие территории сможет контролировать Польша. Своеобразной программой максимум Пилсудского было создание ряда национальных государств на территории Европейской России, которые находились бы под влиянием Варшавы. Это, по его мнению, позволило бы Польше стать великой державой, заменив в Восточной Европе Россию.

Перед ней встали проблемы, типичные для молодых государств, появившихся на свет после развала трех империй: формирование внутренней структуры власти и оформление внешних границ. Последнее в значительной степени было связано с решением судьбы восточных территорий, еще занятых войсками Оберкоммандо Ост, хотя Австро Венгрия и парализованная революцией Германия уже прекратили военные действия. По условиям перемирия 11 ноября 1918 г. Германия отказывалась от условий Брестского мира и в вопросе эвакуации войск с занятых ею восточных территорий была поставлена под полный контроль союзных держав вплоть до заключения мирного договора. 13 ноября, после того как ВЦИК РСФСР аннулировал Брестский мир, началось наступление Красной Армии на запад. В этих условиях руководитель единственного представительства польского государства на международной арене ПНК в Париже, лидер партии национальных демократов (эндеков) Роман Дмовский обратился к Антанте с просьбой отсрочить эвакуацию германских войск из за существующей для Польши угрозы со стороны большевистской России, а также отсутствием польской армии и незащищенностью восточных границ.

К осени 1918 г. в польском обществе сложились две наиболее распространенные точки зрения на проблему восточных территорий. Эндеки разрабатывали так называемую «инкорпоративную» доктрину, по которой полагалось включить в польское государство восточные территории, входившие в состав Польши до 1772 г. В меморандуме о территории польского государства, представленном эндеками президенту США В. Вильсону в Вашингтоне 8 октября 1918 г., была обозначена та территория, на которую, по мысли авторов, имеет право Польша как на исторически польскую.

К ней были отнесены часть Курляндии (южная часть Литвы), большая часть Минской губернии с Минском и Слуцком, Ковенская, северо западная часть Виленской с Вильно, значительная часть Сувалкской губерний, а также земли по Нижнему Неману. Для проживающих на этой территории 2,5 млн литовцев предусматривалась автономия в составе польского государства. Кроме того, эндеки высказывали претензии на Восточную Галицию со Львовом и часть Волыни и Подол ии с Каменец Подольском. Территориально Польша должна была быть равна германии и граничить с Россией. Численность ее населения в результате расширения выросла бы до 38 млн человек, из которых лишь 23 млн составляли поляки. Позднее территориальная программа эндеков еще расширилась.

Народы, населявшие территории, которые, по мнению эндеков, должны были войти в состав Польши, – литовцы, белорусы, украинцы – рассматривались как не имеющие права претендовать на собственное государство ввиду малочисленности. Эту точку зрения разделяли и сторонники Пилсудского.

Речь к красноармейцам, отправляющимся на Польский фронт (Ленин):

Товарищи! Вы знаете, что польские помещики и капиталисты, подстрекаемые Антантой, навязали нам новую войну. Помните, товарищи, что с польскими крестьянами и рабочими у нас нет ссор, мы польскую независимость и польскую народную республику признавали и признаем. Мы предлагали Польше мир на условии неприкосновенности ее границ, хотя эти границы простирались гораздо дальше, чем чисто польское население. Мы шли на все уступки и пусть каждый из вас помнит это на фронте. Пусть ваше поведение по отношению к полякам там докажет, что вы — солдаты рабоче-крестьянской республики, что вы идете к ним не как угнетатели, а как освободители. Теперь, когда польские паны, вопреки нашим стремлениям, заключили союз с Петлюрой, когда они перешли в наступление, когда они подходят к Киеву, и в заграничной прессе пускают слухи о том, что они взяли уже Киев, — эту чистейшую ложь, так как я вчера еще разговаривал с находящимся в Киеве Ф. Коном по прямому проводу, — мы говорим теперь: товарищи, мы сумели дать отпор врагу более страшному, мы сумели победить помещиков и капиталистов своих, — мы победим помещиков и капиталистов польских! Мы все должны сегодня здесь дать клятву, дать торжественное обещание в том, что мы все будем стоять как один человек за то, чтобы не допустить победы польских панов и капиталистов. Да здравствуют крестьяне и рабочие свободной независимой польской республики! Долой польских панов, помещиков и капиталистов! Да здравствует наша Красная рабоче-крестьянская армия!

(Мощные звуки «Интернационала» и возгласы «ура» покрывают последние слова товарища Ленина.)

 

Начало масштабных военных действий

К концу 1919 г. польские вооруженные силы насчитывали 21 дивизию пехоты и 7 моторизованных бригад – всего 600 тысяч бойцов. В первых месяцах 1920 года была объявлена мобилизация, принесшая значительное пополнение личному составу. К началу кампании 1920 года Польша выставила более 700 тысяч солдат.

Советское правительство, стремясь перейти к длительному миру, обратились с предложениями о мире к ряду европейских государств, в том числе и к Польше. Однако польское правительство отвергло предложение о мире, рассчитывая на быструю победу над разоренной в результате Гражданской войны Советской республикой и совместно с петлюровцами 25 апреля 1920 года начало наступление.

Красная Армия могла противопоставить белополякам на Юго Западном фронте 12 ю и 14 ю армии, на Западном фронте – 15 ю и 16 ю армии. В составе четырех армий было 65 264 красноармейца, 666 орудий и 3208 пулеметов.

К началу военных действий бело поляки имели значительное превосходство в силах. На Юго Западном фронте оно было пятикратным. Это позволило белополякам добиться успеха и создать непосредственную угрозу Киеву.

Части 12 й армии, оказав упорное сопротивление, все же не смогли сдержать превосходящие силы белополяков и оставили города Овруч, Коростень, Житомир, Бердичев.
В тылу Красной Армии значительно усложняли обстановку петлюровские, махновские и другие банды. На борьбу с ними приходилось снимать часть войск с Юго Западного фронта.

М. П. Греков. Трубачи первой Конной армии. 1934 г. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея. Москва

12 я армия отошла к Киеву за реку Ирпень. А ее фланги – к реке Днепр; 14 я армия вела упорные бои в районе Гайсин – Вапнярка. Между армиями образовался разрыв около 200 км, который был использован командованием белополяков. Бело поляки подошли к Киеву. 6 мая части 12 й армии оставили Киев и отошли за Днепр. Овладев Киевом, поляки заняли небольшой плацдарм и на левом берегу Днепра.

Командование Красной Армии приняло решительные меры к срыву наступления польских войск. Были активизированы боевые действия войск 12 й и 14 й армий, а 14 мая 1920 г. армии Западного фронта перешли в наступление.

Однако недооценив противника и переоценив свои силы, командование Западного фронта во главе с М. Н. Тухачевским, поставленное перед необходимостью оказать поддержку войскам Юго Западного фронта, предприняло наступление, не завершив подготовки и не организовав взаимодействия 15 й и 16 й армий. Из за плохой организации связи управление войсками было потеряно, что привело к их распылению на разных направлениях. Все это позволило польским войскам не только избежать разгрома, но и контратаковать и отбросить части Западного фронта. Однако майское наступление Красной Армии в Белоруссии все же имело определенное положительное значение. Удалось сорвать планы польского командования по наступлению в Белоруссии, а занятый советскими войсками район на левом берегу Западной Двины мог быть использован в качестве плацдарма для подготовки нового наступления Красной Армии. Майское наступление советских войск в Белоруссии вынудило польское командование израсходовать значительную часть своих резервов и перебросить на север часть войск с Юго Восточного фронта, что ослабляло его ударную группировку на Украине и заставило отказаться от новых операций на этом направлении. Все это облегчало войскам Юго Западного фронта возможность перехода в наступление.

Советско польская война 1919г

К тому времени Красной Армией были полностью разгромлены колчаковцы, уральские и оренбургские белоказаки и деникинцы. Но, к сожалению, многие из освободившихся красноармейских частей находились на большом расстоянии от нового фронта, а железные дороги работали с малой пропускной способностью.

Для усиления Юго Западного фронта командование Красной Армии направило из района Уральска 25 ю Чапаевскую дивизию, с Урала – Башкирскую бригаду, а из района Майкопа – 1 ю Конную армию. Были направлены и другие воинские части из разных районов страны.

В ходе боев с поляками войска Юго Западного фронта, оказывая упорное сопротивление, изматывали противника, но и сами несли значительные потери. Для укрепления фронта в район боевых действий прибыли 1 я Конная армия Будённого, Башкирская бригада Муртазина. Подходила и 25 я Чапаевская дивизия. Наступление войск Юго Западного фронта было назначено на 26 мая.

К началу операции армии этого фронта имели 22,3 тысячи штыков и 24 тысячи сабель. Против них находились три польские армии, имевшие 69,2 тысячи штыков и 9 тысяч сабель.

3-я польская армия занимала район Киева, от устья реки Припять до Белой Церкви, и небольшой плацдарм на левом берегу Днепра. Бело поляки имели приказ во что бы то ни стало удерживать киевский район. К югу от этой армии до Липовца располагалась 2 я польская армия, а 6 я армия белополяков находилась на участке Липовец – Гайсин до Днестра. Войска противника в три раза превосходили войска Красной Армии по количеству пехоты. Однако у нас было в 2,5 раза больше конницы. Это в тот период имело большое значение. Войскам Юго Западного фронта была поставлена ближайшая задача: окружить и уничтожить 3 ю польскую армию генерала Рыдз Смиглы, в дальнейшем совместно с войсками Западного фронта разгромить противника и освободить Украину.

Намеченный командованием Юго Западного фронта план окружения и уничтожения 3 й польской армии, отступавшей из Киева, к сожалению, не был осуществлен. Во первых, потому что части 12 й армии не смогли быстро форсировать Днепр: отступая, противник взорвал мосты. Во вторых, своевременно не была создана сильная ударная группа для охвата 3-й польской армии с северо запада. В третьих, Фастовская группа не сумела охватить противника с фланга и соединиться с 12 й армией. 1 я Конная армия находилась в районах Житомира и Бердичева и не была переброшена в район станции Бородянка, где противник вел крупные бои, прорываясь на северо запад.

После кровопролитных боев части 3 й армии поляков с большими потерями отступили через Бородянку и Тетерев, бросая большое количество обозов и оружия.

Красный Подарок

Успешное наступление Красной Армии на польском фронте вызвало растерянность среди правительства Пилсудского и тревогу в кругах Антанты. Антанта предъявила Республике Советов ультиматум, вошедший в историю как «ультиматум лорда Керзона». От Советского правительства потребовали прекратить военные действия против польских интервентов и заключить перемирие. Была указана линия расположения польских войск: Гродно – Яловка – Немиров – Брест Литовск – Устилуг – Крылов, далее западнее Равы Русской и восточнее Перемышля – до Карпат. Красной Армии предлагалось отойти на 50 километров к востоку от этой линии.

Министр иностранных дел Великобритании лорд Керзон требовал подписать перемирие также и с Врангелем и объявить Крымский перешеек «нейтральной зоной». В случае отказа Советского правительства принять эти условия Антанта угрожала оказать польским войскам всемерную помощь.

Ультиматум Керзона вызвал всеобщее возмущение советского народа. В соответствии с решением Пленума ЦК РКП (б) Советское правительство направило Англии 17 июля 1920 года ответную ноту. Большевистская партия и правительство отвергли ультиматум. Керзону было указано, что у Англии нет оснований и права выступать в роли посредника между Советской Россией и панской Польшей.

Через несколько дней Красная Армия, развернув широкомасштабное контрнаступление, не только освободила захваченную территорию, но 12 августа 1920 г. подошла к Варшаве. Однако польские войска, защищавшие свою столицу, сумели не только отбить атаку, но и, перейдя в контрнаступление, продвинуться вперед на сотни километров и захватить западные территории Белоруссии и Украины.

Сражение на Висле началось 13 августа 1920 г. По мере приближения советских войск к Висле и столице Польши сопротивление польских войск возрастало. Противник пытался, используя водные преграды, задержать дальнейшее продвижение советских войск и привести свои части в порядок, с тем чтобы в последующем перейти в контрнаступление. 13 августа 21 я и 27 я советские дивизии овладели сильным опорным пунктом противника – городом Радзимином, находящимся в 23 км от Варшавы. Прорыв в районе Радзимина создал непосредственную угрозу Варшаве. В связи с этим генерал Галлер приказал ускорить начало контрудара 5 й польской армии и ударной группировки на р. Вепше. Подбросив две свежие дивизии из резерва, польское командование предприняло 14 августа яростные контратаки, пытаясь восстановить положение в районе Радзимина. Советские войска отражали натиск противника и даже в отдельных местах продвигались вперед. Советская 3 я армия во взаимодействии с левым флангом 15 й армии в этот день овладела двумя фортами крепости Модлина. В боях под Радзимином у советских войск наглядно проявилась нехватка боеприпасов и особенно снарядов. Не случайно еще вечером 13 августа начдив – 27 й дивизии В. К. Путна предложил командарму – 16 й армии, «прикрывшись заслонами, отойти обратно к Бугу», поскольку считал, что «лучше уйти из под Варшавы не разгромленными и по своему почину, чем отступить по принуждению со стороны противника и разбитыми». Конечно, это предложение было отклонено.

14 августа перешла в наступление 5 я польская армия. Севернее Варшавы ее кавалерийская группа в 10 утра 15 августа ворвалась в Цеханув, где находился штаб 4 й советской армии. Беспорядочное отступление штаба армии привело к утрате им связи как со своими войсками, так и со штабом фронта, в результате весь правый фланг остался без управления. Получив сведения о действии противника севернее Варшавы, командование Западным фронтом приказало войскам 4 й и 15 й советских армий разбить вклинившегося между ними противника. Однако неорганизованные контрудары не принесли результатов, хотя части 4 й армии имели возможность выйти в тыл польским войска севернее Варшавы. 14 августа по приказу председателя РВСР Л. Д. Троцкого главком потребовал от войск Западного фронта занять Данцигский коридор, отрезав Польшу от военных поставок Антанты.

В ходе боев на подступах к Варшаве 14–15 августа советские войска все еще вели ожесточенные бои за Радзимин, в конце концов занятый противником, а 8 я стрелковая дивизия 16 й армии прорвалась к Висле у Гуры Кальварии, но чувствовалось, что эти успехи достигались уже на пределе их сил. В 14.35 15 августа командование Западного фронта отдало приказ о перегруппировке 1 й Конной армии в район Устилуг – Владимир Волынский за 4 перехода. Однако подписанный лишь Тухачевским приказ вызвал переписку между штабами о его подтверждении. В тот же день командование фронта, получив от 12 й армии сведения о сосредоточении сил противника за р. Вепш, приказало 16 й армии сдвинуть фронт на юг, но время уже было упущено. Вести с фронта свидетельствовали, что инициатива начинает медленно переходить к противнику.

16 августа началось наступление польских войск на фронте Цеханув – Люблин. На рассвете этого дня с реки Вепш перешла в наступление ударная группа Пилсудского, которая без особых усилий прорвала слабый фронт Мозырской группы и стала быстро продвигаться на северо восток. Получив сведения об активизации противника на фронте Мозырской группы, ее командование и командование 16 й армии первоначально решили, что речь идет всего лишь о небольшом контрударе. В этой обстановке польские войска получили важный для их операции выигрыш во времени и продолжили быстрое продвижение к Брест Литовску, стремясь отрезать и прижать к германской границе все армии Западного фронта. Осознав опасность с юга, советское командование решило создать оборону по pp. Липовец и Западный Буг, однако на перегруппировку войск требовалось время, а резервов в тылу фронта не было. Уже утром 19 августа поляки выбили слабые части Мозырской группы из Брест Литовска. Попытка перегруппировать войска 16 й армии также не удалась, поскольку противник опережал советские части при выходе на любые пригодные для обороны рубежи. 20 августа польские войска вышли на линию Брест Литовск – Высоко Литовск – pp. Нарев и Западный Буг, охватив с юга основные силы Западного фронта. Следует также учесть, что все это время польское командование имело возможность перехватывать и читать радиограммы советского командования, что, безусловно, облегчало действия Войска Польского.

Будь на Страже!

К 25 августа фронт стабилизировался по линии Августов – Липск – Кузница – Вислочь – Беловеж – Жабинка – Опалин. Еще 19 августа, когда войска Западного фронта уже отступили от Варшавы, из под Львова стала отводиться 1 я Конная армия. Однако почувствовав ослабление натиска советских войск, противник предпринял ряд контратак, и 21–24 августа соединениям Конармии пришлось поддерживать своих соседей. Не добавила ясности и директива Троцкого от 20 августа, требовавшая «энергичного и немедленного содействия Конной армии Западному фронту», но обращавшая «особое внимание Реввоенсовета армии на то, чтобы занятие самого Львова не отразилось на сроке выполнения этих приказов». Тем самым вместо четкого приказа о прекращении атаки Львова Москва вновь ограничилась расплывчатым приказом. Не говоря уже о том, что теперь переброска 1 й Конной армии была уже не нужна. Более того, 25 августа 1 я Конная армия была по приказу главкома брошена в рейд на Замостье, не имевший ни смысла, ни цели.

После военных действий начались длительные мирные переговоры, итогом которых стал Рижский мирный договор, подписанный в 20.30 18 марта 1921 г. Стороны обязались уважать государственный суверенитет друг друга, не создавать и не поддерживать организаций, борющихся с другой стороной. Была предусмотрена процедура оптации граждан. Советская сторона обязалась выплатить Польше 30 млн рублей золотом в монетах или слитках и передать железнодорожный состав и другое имущество на 18 245 тыс. рублей золотом. Польша освобождалась от долгов Российской империи и предусматривались переговоры об экономическом соглашении. Между сторонами были установлены дипломатические отношения. Договор был ратифицирован ВЦИК РСФСР 14 апреля, польским сеймом – 15 апреля, а ЦИК УССР – 17 апреля 1921 г. 30 апреля после обмена ратификационными грамотами в Минске договор вступил в силу. Советско польская война закончилась.

Польско-советская граница по итогам войны

События 1920 г. показали, что реализовать в полном объеме как польские, так и советские планы невозможно, и сторонам пришлось идти на компромисс. Наконец то они взглянули друг на друга как равные, что и отразили ход переговоров о мире и Рижский договор. Территориальный вопрос был решен между Москвой и Варшавой классическим путем компромисса силы. Советско польская граница была определена произвольно по случайно сложившейся конфигурации линии фронта. Никакого иного обоснования эта новая граница не имела, да и не могла иметь. Получив 1/2 территории Белоруссии и 1/4 Украины, воспринимавшиеся как предназначенные для полонизации «дикие окраины», Польша стала государством, в котором поляки составляли лишь 64 % населения. Хотя стороны отказались от взаимных территориальных притязаний, рижская граница стала непреодолимым барьером между Польшей и СССР.

Н. Копылов


  • Здравствуйте Господа! Пожалуйста, поддержите проект! На содержание сайта каждый месяц уходит деньги ($) и горы энтузиазма. 🙁 Если наш сайт помог Вам и Вы хотите поддержать проект 🙂 , то можно сделать это, перечислив денежные средства любым из следующих способов. Путём перечисления электронных денег:
  1. R819906736816 (wmr) рубли.
  2. Z177913641953 (wmz) доллары.
  3. E810620923590 (wme)евро.
  4. Payeer-кошелёк: P34018761
  5. Киви-кошелёк (qiwi): +998935323888
  6. DonationAlerts: http://www.donationalerts.ru/r/veknoviy
  • Полученная помощь будет использована и направлена на продолжение развития ресурса, Оплата хостинга и Домена.
Советско-польская война 1919-1920 гг Обновлено: Январь 3, 2017 Автором: admin

Добавить комментарий

Пожалуйста, поддержите проект
Помощь сайту:
  1. R819906736816 (wmr) рубли.
  2. Z177913641953 (wmz) доллары.
  3. E810620923590 (wme)евро.
  4. Payeer-кошелёк: P34018761
  5. Киви-кошелёк (qiwi): +998935323888
  6. DonationAlerts: http://www.donationalerts.ru/r/veknoviy Полученная помощь будет использована и направлена на продолжение развития ресурса, Оплата хостинга и Домена.