Всемирная История
История

Кейт Яков Виллимович

Сражения и победы

Его имя при Анне Иоанновне (1730-1740) и Елизавете Петровне (1741-1761) гремело на всю Российскую империю. Однако в отечественной историографии нет не то что монографии, но и ни одной статьи, посвященной жизни и деятельности этого удивительного человека.
С 1728 по 1747 годы находился на русской службе. Был принят на службу в чине генерал- майора. Отличился под Очаковом и при Вильманштранде и взятием Аландских островов в 1741 году. Наряду с Ласси руководил русскими войсками в войне со шведами. В 1747 году вышел в отставку, поводом для которой послужила якобы обида на русское правительство, отказавшее во въезде в Россию его брату.
Король Пруссии Фридрих II Великий (1740-1786) с огромным удовольствием принял заслуженного военачальника при своем дворе и предложил ему чин генерал-фельдмаршала прусской армии. При этом фельдмаршал выговорил для себя условие не воевать против России.

keytyakovСудьба этого иностранного генерала на русской императорской службе воистину трагична и загадочна. Его имя при Анне Иоанновне (1730-1740) и Елизавете Петровне (1741-1761) гремело на всю Российскую империю. Однако в отечественной историографии нет не то что монографии, но и ни одной статьи, посвященной жизни и деятельности этого удивительного человека.

Это Джеймс Френсис Эдвард Кейт, известный в России как Яков Виллимович Кейт и в Германии как Якоб фон Кейт.

Кейты — шотландский клан из старых. Кейты не прибыли с Вильгельмом Завоевателем, как некоторые, а были вписаны в феодальную систему Шотландии в 1010 году лично королем Малькольмом II Разрушителем.

С конца XII века Кейты были Маршалами Шотландии. Имеется в виду первоначальное значение слова — командующий кавалерией. В битве при Баннокберне сэр Роберт Кейт атаковал отрядом своих латников строй английских лучников и добился победы. Ужасные английские стрелы никакой роли при Баннокберне не сыграли, и Шотландия еще на 300 лет осталась независимой.

Позже, в XV веке, структура армии изменилась, но Кейты в память о прошлых заслугах получили титул графов Марешаль. За особые заслуги перед короной Кейтам был пожалован замок Данноттар. Титул графа Марешаль впервые был пожалован Сэру Уильяму Кейту в 1458 году. Сэр Уильям в Данноттаре провел серьезную реконструкцию, большую часть замка отстроив заново, а то, что оставалось деревянным — снес. В 1531 году король Яков V передал право владения Данноттаром лорд-маршалу Шотландии. Замок посещали королева Мария Стюарт (в 1562 году и в 1564-м) и король Яков VI (в 1580 году). Между 1580 и 1650 годами лорд-маршалы, владевшие крепостью, перестроили ее, превратив мрачную крепость в богатый дворец, который однако продолжали защищать неприступные скалы.

В 1651 году Данноттар был оплотом сопротивления режиму Кромвеля и местом, где были спрятаны сокровища шотландской короны. Однако, когда после восьмимесячной о сады замок пал, его кладовые оказались пусты — документы короля укрыла под одеждой жительница замка, а другая женщина, делая вид, что направляется собирать морские водоросли, спустилась с утеса и спрятала драгоценные реликвии короны под полом местной церкви.

gerbshkeyt

Сэр Уильям Кейт, 7-й граф Марешаль, за эти подвиги был заключен в Тауэр, где провел лет восемь. После Реставрации его с почестями освободили и назначили хранителем Тайной печати Шотландии. В мае 1652 года Данноттар был единственной крепостью в Шотландии, которая продолжала сохранять верность королю Карлу II и поддерживала его в борьбе с Кромвелем.

Наш герой был младшим сыном в своей семье. Он родился 11 июня 1696 года в замке Петерхед, принадлежавшем родственникам его матери графам Дугласам. Мальчик рос живым и любознательным. Его особыми увлечениями были фехтование и конная езда. Спокойная жизнь семьи закончилась со смертью королевы Анны в 1714 году. На британский трон взошел король Георг I (1714-1727) — первый представитель Ганноверской династии. Среди дворян, недовольных восшествием на трон короля-немца, ущемившего в своих правах династию Стюартов, было достаточно много шотландских дворян. К числу последних и относилась семья Кейтов.

Джордж Кейт, 10-й граф Марешаль, масонский гроссмейстер Англии и Шотландии активно выступил на стороне претендента — принца Джеймса Фрэнсиса Эдуарда Стюарта (Яков III Английский, Яков VII Шотландский), сформировав за свой счет кавалерийский эскадрон. Вместе со своими сторонниками, в число которых входил и его младший брат — Джеймс, граф присоединился к войскам графа Мара — министра по делам Шотландии, первым открыто поднявшим знамя восстания в сентябре 1715 года. Армия якобитов насчитывала до 11 000 человек. Граф Мар действовал крайне нерешительно, ожидая помощи английских дворян во главе с графом Дервентуотером и высадки союзных французских войск.

Однако английские дворяне были разбиты верными правительству войсками, а шотландцы, ведомые Маром, сошлись в сражении у Шеррифмура с частями Аргайла, сохранившего верность королю Георгу. Якобитам до этого сопутствовала удача. К началу ноября повстанцы взяли Инвернес и Перт.

Однако за это время герцог Аргайл, Джон Кэмпбелл собрал около четырех тысяч сторонников ганноверской династии, чтобы остановить движение войск Мара и не дать ему
продвинуться дальше Форта.

Двухтысячный отряд во главе с Уильямом МакКинтошем из Борлума был отправлен в Эдинбург, так что в то время как Аргайл располагал свои войска в Шеррифмуре (Sheriffmuir) на склонах Охила (the Ochils slopes) около Данблэйна (Dunblane) в Пертшире (Perthshire), в армии Мара оставалось около десяти тысяч воинов.

Несмотря на численный перевес, Аргайл смог удачно расположить свои малочисленные войска на местности и приготовиться к сражению. Сам герцог возглавил части правого фланга, расположив их на возвышенности, а командование левым флангом вручил генералу Ветаму.

Центр и правый фланги якобитов возглавлялись МакДоналдом из Кланраналда (MacDonald of Clanranald), МакДоннелом из Гленгарри (MacDonnell of Glengarry) и МакЛином из Дуарта (MacLean of Duart). Они направили своих людей на отряды Ветама так неожиданно, с такой свирепостью и устроили такую резню, что остаткам правительственных войск пришлось бежать в Стирлинг, дабы оповестить королевских представителей о полном поражении.

В этой лихой атаке во главе кавалерийского эскадрона и принял участие Джеймс Кейт. Это было его боевым крещением.
Однако в это время правый фланг Аргайла стремительно спустился с возвышения и обрушился на правый фланг Мара, отбросил его на две мили и заставил отступать до местечка Аллен Уотер (Allen Water).

Несмотря на нерешенный исход сражения, хотя каждая из сторон заявила о своей победе, восстание якобитов пошло на убыль. Не получив долгожданной помощи от Франции и Испании, граф Мар, потеряв интерес к продолжению борьбы за реставрацию Стюартов, бежал во Францию, чем предал множество своих сторонников и навлек на них жесточайшие наказания.

Братья Кейт, лишенные титулов и всего имущества, были вынуждены эмигрировать во Францию. Некоторое время Джеймс Кейт служил в шотландской гвардейской роте короля Людовика XV (1715-1774), параллельно обучаясь в Парижском университете.

Однако, не дождавшись поддержки со стороны регента — герцога Филиппа Орлеанского, Кейты в 1719 году перебрались в Испанию. Джеймс Кейт был принят на службу в Ирландский полк герцога Лерма в чине полковника.

Старший брат, Джордж Кейт, смог убедить короля Филиппа V (1700-1746) поддержать дело династии Стюартов. Кардинал Альберони от имени короля Филиппа V послал на помощь сторонникам Стюартов пять тысяч солдат. Однако берегов Шотландии из-за штормов смогли достичь только триста испанцев.
Опорной базой повстанцев стал замок Эйлеан Донан, прикрывавший дорогу на Ивернесс. В замке располагался гарнизон в несколько сот якобитов, которым командовали Камерон Локсли, лорд Джордж Мюррей и граф Сифорт.

Генерал Вайтмен, командовавший королевскими англо-ганноверскими частями в Шотландии, решил атаковать противника с двух сторон. Замок должен был быть обойден со стороны моря и взят штурмом при поддержке огня кораблей военно-морского флота, а отряд Кейта у Гленсхилла подвергнуться лобовой атаке.
10 июня после трехчасового штурма с моря замок Эйлеан Доан пал. Солдаты Кейта стойко удерживали возвышенность у Гленсхилла, отражая атаки королевских войск и ожидая подхода подкреплений от кланов Среднешотландской низменности.

Все было напрасно. Восстание потерпело полное поражение. Кейты с большим трудом смогли скрыться и вернуться сначала в Париж, а затем в Италию.
Восемь лет Джеймс Кейт продолжает служить то испанским, то французским Бурбонам. В 1728 году, в возрасте 32 лет, Джеймс Френсис Эдвард Кейт был принят на русскую службу в звании генерал-майора. Это был чрезвычайно опытный и хладнокровный военачальник. Его отличала блестящая эрудиция и знание нескольких иностранных языков. Генерал свободно говорил на гэльском, английском, французском, итальянском, испанском, немецком и русском языках.

Его военная карьера пошла вверх при императрице Анне Иоанновне (1730-1740). С 1730 по 1733 годы граф служит в Москве, где становится одним из основателей российской масонской ложи. В 1734 году под его командование был отдан отряд из русских полков и украинских казаков, которые боролись против польских войск, присягнувших Станиславу Лещинскому на Волыни и в Подолии. За успешное командование войсками в период войны за польское наследство (1733-1735) Яков Виллимович Кейт был произведен в звание генерал- поручика. В 1735 г. Кейт находился в русском корпусе, посланном на Рейн в помощь австрийцам против французов.

Летом 1735 года началась новая русско-турецкая война. На отряд генерал-поручика Кейта будет возложена задача обороны Украины от набегов крымских татар. С поставленной задачей генерал справится блестяще.

Всю зиму 1736/37 г. шли приготовления к новому походу. Армия под начальством Миниха в 90 тыс. человек должна была идти на Очаков и Бендеры, а вторая армия под командованием Ласси в 55 тыс. человек должна была вступить в Крым.

Однако обстоятельства внесли свои коррективы в план Миниха. К маю 1737 г. ему удалось собрать под своим командованием только 60-70 тыс. человек и 62 осадных орудия.
18 июня Миних, наведя три понтонных моста через р. Южный Буг, двинулся с армией сначала к Бендерам, отвлекая тем самым турок, а затем повернул к Очакову. 29 июня русский авангард, а на следующий день и главные силы вышли к крепости. Турки явно ждали противника. В самой крепости был сосредоточен 20-тысячный гарнизон. Степь и предместья города были заранее выжжены. Оставалось только одно — немедленно идти на штурм.

События развивались стремительно. 1 июля в 6 часов утра завязалась артиллерийская дуэль, а на рассвете 2 июля русские полки пошли на штурм Очакова. Русская пехота, ведомая генерал-поручиком Кейтом, не имея фашин и штурмовых лестниц, забиралась на вал при помощи штыков, но была вынуждена отступить. Во время штурма генерал-поручик Кейт был тяжело ранен.

rusarmy1

Тем временем от огня русской артиллерии в крепости взорвался пороховой погреб. Огромной силы взрыв разрушил множество домов, вызвал пожары. В результате взрыва погибло более 6 тыс. человек. Среди солдат гарнизона и мирного населения началась паника. Воспользовавшись замешательством противника, Миних возобновил штурм. Казаки-донцы, а за ними и гусары ворвались в крепость, пойдя на приступ теперь уже и со стороны моря. На улицах города завязались рукопашные схватки, в которых верх неизменно одерживали русские. Сераскиру ничего не оставалось, как сдаться на милость победителей. Так пал Очаков — главная твердыня Османской империи в Северном Причерноморье.

Русские войска потеряли при штурме убитыми 1055 человек, ранеными — 2842 человека.
Потери турок оказались несравненно большими: убитыми до 17 тыс. и пленными около 3500 человек. Трофеями стали 93 орудия, 18 галер.

Так как вся степь до Бендер оказалась выжженной, Миних отказался от дальнейшего похода и отступил к границам России. За подвиги под Очаковом граф производится в звание генерал-аншефа и становится кавалером ордена Святого Александра Невского.

В 1738-1739 гг. Кейт вновь организует оборону Украины от нападений татар и турок. В 1739-1741 гг. он становится управителем Малороссии (наказным гетманом украинских казаков). Несмотря на свое шотландское происхождение, Кейт активно отстаивает автономные права Украины, пытается воспрепятствовать ее ограблению. Именно тогда он посвящает в масонство ряд представителей украинской казацкой аристократии.

Предположительно в 1739 году вокруг Кейта организуется первая украинская масонская ложа. С 1741 г. генерал становится гроссмейстером провинций России, Украины, Белоруссии.
17 октября 1740 г. скончалась императрица Анна Иоанновна, и в России начался правительственный кризис из-за порядка престолонаследия. Императором был провозглашен младенец — Иван VI Антонович (1740-1741 гг.), внучатый племянник покойной императрицы. Однако многие вельможи, недовольные засильем немцев, хотели видеть на престоле дочь Петра Великого — Елизавету. Пришедшая к власти в шведском рикстаге партия «шляп», сторонников Франции и противников России, посчитала, что наступил выгодный момент для ревизии статей Ништадского мирного договора 1721 г. Они действовали в соответствии с франко-шведским договором 1739 г. Франция предоставляла шведам финансовую помощь для ведения войны с Россией.

В том же 1739 г. был заключен шведско-турецкий договор о наступательном и оборонительном союзе. Таким образом, появился общий фронт враждебных России держав — Турции и Швеции.

planukreplniy

Россия к середине 1741 г. оказалась в состоянии внешнеполитической изоляции. 27 июля 1741 г. шведский король Фредрик I Гессен-Кассельский (1720-1751 гг.) своим манифестом объявил России войну.

Шведы стремились отторгнуть Петербург и всю русскую территорию вплоть до Архангельска, включая территориальные приобретения Петра I.
Стратегический замысел генерал-фельдмаршала Левенгаупта, назначенного командующим шведской армией, свелся к тому, чтобы сосредоточить два корпуса (по 10 000 чел. каждый) на удобных позициях в лагерях: один восточнее Фридрихсгама, другой — западнее Вильманстранда и, при обострении ситуации соединив войска, дать генеральное сражение и, разбив русскую армию, идти на Санкт-Петербург.

Русские войска были сосредоточены в районе Выборга и в Ингерманландии. Общее командование было возложено на генерал-фельдмаршала П. П. Ласси. Так как он не без оснований полагал, что главный удар шведская армия будет наносить по Санкт-Петербургу, то прикрыл его со стороны Выборга корпусом под командованием генерал-аншефа Я. В. Кейта, а со стороны Красной Горки — корпусом генерал-аншефа принца Гессен-Гомбургского. С моря же столицу защищал Балтийский флот (14 линейных кораблей, 3 фрегата и 10 судов других классов), сосредоточенный у Кронштадта.

Для отражения десантов в Прибалтике было сосредоточено около 7000 человек. Всего русские войска насчитывали менее 20 тыс. чел.
К августу шведские войска были сосредоточены в двух отрядах: первый в 5000 человек под командованием генерала Будденброка находился к востоку от Фридрихсгама у Кварнеби, а второй в 3000 человек под командованием генерал-майора барона Карла Врангеля — у Мартилы западнее Вильманстранда.

Генерал-фельдмаршал Ласси, узнав о движении шведов, решил не допустить их соединения и 15 августа перешел в наступление на выборгском направлении. К 22 августа русские войска (10 000 чел.) вышли на подступы к Вильманстранду.

Ночью, 22 августа, шведы отошли к крепости. Они заняли позиции, примкнув оба фланга к бухте озера Сайма. Врангель так торопился занять эту позицию, что оставил полевую артиллерию, но взамен поставил батарею из крепостных орудий на возвышенности Кваренбакен.

23 августа русские войска атаковали противника. Первой линией русской армии в этом сражении, состоявшей из трех драгунских эскадронов, двух гренадерских, Ингерманландского, Нарвского, Астраханского и Низовского пехотных полков, командовал генерал-аншеф Кейт. Главный удар наносился по левому флангу противника где стояли финские части.
После непродолжительной перестрелки финские полки были опрокинуты и в беспорядке бросились в крепость. Увидев, что левый фланг рушится, генерал Врангель перебросил на него наиболее стойкий Вестерботтенский полк.

Затем русские войска двинулись на правый фланг неприятеля и захватили шведские орудия, установленные на Кваренбакене. Дрогнул и центр шведских войск. Драгунский полк неприятеля при этом вместо того, чтобы поддержать свою пехоту, ускакал в Вильманстранд. Так как шведы укрылись за стенами Вильманстранда и не думали сдаваться, пришлось подвергнуть крепость жесточайшей бомбардировке. Шведский комендант выбросил белый флаг, но озверевшие солдаты убили трех русских парламентеров. Бой продолжался до вечера на стенах, в казармах и на гауптвахте. К 20 часам отряд Врангеля капитулировал. Русские войска взяли в плен генерала Врангеля, 34 офицера и 1250 нижних чинов. Русским достались трофеи: 4 штандарта и 12 знамен, 13 орудий, около 2 тыс. лошадей. Потери русского отряда оказались немалыми: 525 убитых и 1738 раненых. Главный успех сражения принадлежал генералу Кейту. Его отличали завидное хладнокровие и умение управлять войсками в любой критической ситуации.

Генерал Будденброк, узнав о судьбе отряда Врангеля, вернулся с марша на свою позицию у Кварнеби. Туда же подошли подкрепления во главе с фельдмаршалом графом К. Э. Левенгауптом. К октябрю силы шведов возросли до 15 000 штыков и сабель.

Тем временем 25 ноября 1741 г. в России произошел дворцовый переворот, возведший на престол дочь Петра Великого Елизавету. Попытки заключить мирный договор натолкнулись на непомерные территориальные притязания шведов.

В кампании 1742 г. шведы решили перейти к наступательным действиям. С этой целью Левенгаупт, оставив в Фридрихсгаме сильный гарнизон (два полка с артиллерией), выдвинул свои главные силы — 19 пехотных, 4 конных и 3 драгунских полка навстречу русским войскам.

Русские войска (ок. 35 000 человек) начали наступление в тесном взаимодействии с флотом 7 июня 1742 г. в направлении Гельсингфорса. 16 июня отряд донских казаков совершил лихой налет на Кварнеби, уничтожив весь его гарнизон. Среди убитых оказался генерал-квартирмейстер Норденкрейн.
Деморализованные шведы, оставив Фридрихсгам, отступали к р. Кюмени. 28 июня русская армия заняла Фридрихсгам, а 1 июля вышла к р. Кюмени.
Попытка задержать части Ласси на переправе через реку шведам не удалась, и они отошли к Борго.
Получив об этом 4 июля донесение, Левенгаупт снялся с позиции вдоль реки Кюмени и, взяв с собой артиллерию, начал ретираду вдоль побережья на Борго. Туда же отходил и шведский флот.

Русские продолжали преследовать противника. Шведы без боя оставили Борго, отойдя на выгодные позиции у Гельсингмальма.
Позиция шведской армии казалась неприступной, тем более что шведский галерный флот подвез провиант и подкрепление. Но стоило Ласси 8 августа бросить в атаку на шведскую кавалерию казачьи отряды и гусарские полки, а перед тем подвергнуть артиллерийскому обстрелу вражескую позицию, как противник в панике отступил.
Левенгаупт отводил шведскую армию к Гельсингфорсу. Тем временем русские заняли крепости Тавастгуст и Нейшлот.

Конные отряды Ласси преследовали шведскую армию буквально по пятам. Едва 11 августа она вступила в Гельсингфорс, уничтожив за собой Бробергский мост, как на ее арьергард — лейб-драгунский полк — 12 августа напал казачий отряд бригадира Краснощекова. Шведы были разбиты. Город оказался окружен с суши войсками Ласси, а с моря эскадрой адмирала 3. Д. Мишукова.

20 августа командование шведской армией, вместо отозванного в Стокгольм Левенгаупта, принял генерал Бускет. Он немедля вступил в переговоры с Ласси, которые завершились 24 августа капитуляцией шведской армии.

По условиям договора шведская пехота со всем личным оружием и знаменами отплывала в Швецию. Кавалерии предстояло возвращаться домой сухим путем вдоль побережья через Торнео или морем, погрузившись на суда в Або. Финским полкам (3 драгунским и 7 пехотным) было дано право выбора: или отправиться с армией в Швецию, или, сдав оружие, знамена, лошадей и обоз, разойтись по своим домам. Финны предпочли вернуться к родным очагам.
В качестве трофеев русской армии достались: 90 пушек, 46 знамен и штандартов, 90 барабанов, более 5 т ыс. фузей, почт и 5 т ыс. шпаг.
После того, как последний шведский солдат покинул Гельсингфорс, войска Кейта заняли Або.

В 1743 году именно войскам Кейта была отведена главная роль в усмирении шведов.

Обратимся к документам, они в отличие от людей беспристрастны: «Из Абова генерал и кавалер Кейт, по представлению к нему генерал-лейтенанта Хрущова, от 25-го апреля к генерал-фельдмаршалу рапортовал: 1) что оный генерал-лейтенант, призвав Всемогущего Бога в помощь, того числа имеет с полками на галерах из Гельсингфорса выступить к Абову…

По прибытии генерал-фельдмаршала в Гельсингфорс, получен, при письмах из Абова господ генералов Румянцева и фон-Любераса, от господина генерала Кейта рапорт, что оный с галерным флотом находится при Корпо острове; а по прибытии — де его 15 числа сего месяца с галерным флотом в Корпо реку неприятель ретировался, расстоянием от галерного флота двадцать верст, а при том чрез одного шведского пленного и обывателей того острова Корпо, получено известие что шведы ожидали к себе в приусиление одного прама и восьми галер; а 16 числа по утру присмотрели прам и одно судно подобным прамам-ж и три галиота, имеющих вымпелы, к неприятельскому флоту, прибывших. Того дня жестокий ветер зюйд- вест продолжался. 17 числа ветер еще итого силою приумножился, поворотясь к весту, а 18 ветер, хотя мало было поутишал, — однако час от часу паки противен становился и уже чрез весь день також противен и весьма жестокий учинился, что и прамов буксировать было никак не возможно. Того-ж утра при осматривании им, генералом, брантвахта, усмотрел он галиот, который, подняв все паруса, следовал к ним, и как скоро оный приблизился, то увидели на оном белый флаг, чего для на встречу оному послана была шлюпка, от которой по возвращении рапортовано, что на оном следует в Абов шведский министр Нолькен из Стокгольма возвратившейся, который того-ж часу в надлежащей его к Абову путь пропущен. Между восьмого и девятого часов по полудни, от брантвахта, тако-ж и от стоящих на высоких местах для смотрения в море неприятеля нарочных, рапортовано, что видно неприятельский галерный флот движение, с того места где стоял, имеет, и не много после захождения солнца ясно усмотрели, что оный неприятельский флот, прямо к нашему галерному флоту приближаясь приступает; чего для приказано прамам на самом устье проходу построится, так как и галерам позади оных стать, для ожидания неприятеля, который приближась за три версты российских, в 11 часу по полудни, на якорях остановился; почему того-ж часу при подполковнике триста человек для прикрытия к походу к галерам командировано и на берегу у оного поставлено четыре полковые пушки; у неприятеля-ж в вышеписанном месте стоящего никаких еще против галер к действу предприятей не показывалось и при самом восхождении солнца усмотрено неприятельских, пред нашим проходом на чистом плесе стоящих, один прам и двенадцать галер, а вице-адмиральская галера и правое крыло их флота за островом находились и потому сколько их тамо число присмотреть и знать невозможно; погода ж им в следовании к нашему флоту состояла весьма способная, и егда они подлинно намерение имеет флот атаковать, то уповательно оное сего числа чинить станут, а ежели они того нынешнего дня не учинят, то в будущую ночь прикажет он генерал Кейт, сняв с конных галер четыре пушки, которые будучи на тех галерах, затем, что всех галер по узкости места и в две линии поставить невозможно — бездействии останутся, на сухом берегу при устье проходу, где препятствия и приключения неприятелю и его проходу вреда — поставить, и хотя неприятель галеры атаковать отважился однакож он, положась на помощь Господню, не точию оному неприятелю в том препятствовать, но и немалый вред приключит, к чему и солдатство весьма храбро охотными себя оказывают.

23 числа в вечеру получен чрез отправление из Абова генералов: Румянцева и фон- Любераса, от генерала Кейта приятный рапорт, в котором объявлено, что по прибытии его с галерною Эскадрою в Корпо пост свой занял, где 19 числа чрез целый — день за противною и сильною погодою стоять принужден был, что из стороны шведского флота чрез целый же день причиною было их спокойному-ж стоянию, 20 числа поутру оный с своим галерным флотом имел к российскому галерному флоту разные движении, почему во всякой предосторожности от оного беспрестанно находились, по полудни-ж, в исходе третьего часа, оный неприятель к галерному флоту всем своим галерным же флотом сближатся начал и выведши свой прам противу российских двух стоящих впереди прамов-же, так как галерами своими — в правую и левую сторону оного построился в ордер дебаталию и в начале пятого часу усмотрел, что неприятель, положа прам свой на шпрынк, вознамерился по галерном флоте пушечную пальбу производить; чего ради и генерал Кейт велел из прамов своих производить по них пушечную-ж пальбу, на противу чего неприятель не точию с прама своего, но и всем правым крылом своих галер беспрестанную действительную, даже до семи часов по полудни, жестокую пушечную пальбу производил, хотя левое крыло их галер точию на элевацию стреляло, против которого, их беспрестанно производимого огня, с обоих наших прамов, командированные от флота лейтенанты: Соймонов и Прончищев храбро оборонительно огонь из пушек чрез все время производили, ибо оные прамы, по узкости места, принуждены были противу всего шведского флота отстреливатся, и наконец, по- видимому, повредя не мало их прам, который уже часа за полтора до их ретирады более и не действовал, и при том несколько еще галер, из которых, а особливо вице или контр¬адмиральская, во время действия два раза с немалою конфузиею, умалчивая о всех прочих, — за острова ретировалась, знатно будучи поврежденна от ядер, точию по исправлении паки выходя действовала; а наконец за ретировавшимся прамом и прочими галерами с немалою поспешностию и оная пробираясь меж островов равным же образом ретираду свою имела; после всего того, егда уже неприятель с предписанною торопливою поспешностию, оставя свое отважно пред начатое российских галер атакование, с не малою конфузиею ретировался; с прамов рапортовано, яко одна из поврежденных неприятельских галер с неописанною трудностию, едва до первого лежащего к ним острова догресть и то точию в три весла могла, якоже оная по всем рассуждениям и плоским ходом в воде весьма повреждена была.

В вышеписанном с неприятелем сражении за узкостию устья более дву прамов к действию против неприятеля уставить было не возможно, чего для от помянутого генерала Кейта приказано учредить на одном лежащем впереди тех прамов мысу, сняв с дву конных галер четыре восьми фунтовые пушки, для приключения неприятелю в приходе его вреда на сделанную с брустверком батарею, а немного впереди той — другую, из четырех-же полковых пушек, которые потому-ж в помощь прамам в приключении неприятелю вреда служили.
Галеры-же за прамами в плесе без всякого действа находиться принуждены были.

Около полуночи неприятель всем своим галерным флотом из которого некоторую частию, приняв прам на буксир, с тихостию так далеко ретировался, что сего числа для подзирания его движения, посланные несколько шлюпок, возвратясь, ретировали, яко, отъехав вперед верстах в двадцати оного не усмотря, для лучшего надзирания над лежащую тамо гору всходили, откуда потому-ж его более видеть не могли, токмо слышан был от них в дальнем расстоянии один пушечный выстрел; чему уповательно быть сигналу для поднятия якорей, ибо около половины дня 21 числа паки к нашему галерному флоту сблизились, так что с брантвахты флот их видеть можно; и тако-де за оным отдалившимся неприятелем, как означенный генерал Кейт рапортовал, что он всемерно-б со всем флотом следовать не преминул, но продолжающийся жестокий, противный ветер «Зюид-Зюид-Вест» препятствует, за которым российских прамов никоим образом взбуксировать не возможно, и затем еще тамо оный генерал, во ожидании способного ветра, или благополучной тихой погоды, стоять принужден.

Неприятель противу российского флота в вышепомянутом сражении находился в действии — в одном праме и в числе восемнадцати галер, с которых действительную пушечную пальбу производил, умалчивая: о шнявах, ботах, галиотах и прочих малых вооруженных судах, кои за островами стояли.

А при том сражении побито людей:
Артиллерии унтер-лейтенант — 1
Канонер — 1
Солдат и гренадер — 7
Итого — 9
Ранено:
Артиллерии унтер-лейтенант — 1
Мичман — 1
Матрос — 1
Солдат и гренадер — 9
Готлангер — 1
Офицерских служителей — 2 Итого — 15
Выпалено с наших прамов и галер всех зарядов:
С прамов — 1063 С галер — 322 С батарей — 89 Итого — 1474

И о вышеписанном о всем от генерал-фельдмаршала отправлен к Ее Императорскому Величеству всеподданнейший рапорт».
Благодаря этой победе русские войска заняли стратегически важные Аландские острова, а шотландец стал вторым в русской истории полководцем, успешно действовавшим как на суше, так и на море. Первым был сподвижник Петра Великого генерал-фельдмаршал князь Михаил Михайлович Голицын. Успешные действия галерного флота привели к подписанию русско-шведского мирного договора в Або 7 августа 1743 г.

Согласно его условиям к России отошла Кюменегорская провинция с крепостями Вильманстранд и Фридрихсгам и территория Савалакской провинции с крепостью Нейшлот. Граница была установлена по р. Кюмени. Швеция признавала все прежние русские завоевания в Прибалтике. Трактат подтвердил условия Ништатского мира 1721 г.
Россия, таким образом, закрепила свое господство на Балтийском море и в Прибалтике, а это в свою очередь укрепило ее положение в кругу европейских держав. Кроме того, Россия принудила короля Швеции Фредрика I Гессенского признать в качестве своего наследника герцога Адольфа-Фридриха Гольштейн-Эйтинского, дядю наследника русского престола, великого князя Петра Федоровича. Для поддержания притязаний своего претендента императрица Елизавета Петровна направила в Швецию галерный флот под командованием генерал-аншефа Якова Виллимовича Кейта и генерал-поручика графа Петра Семеновича Салтыкова.

«№ XXI.
Указ нашему генералу Кейту.
Хотя вас с командою отправил наш генерал-фельдьмаршал граф Лессий по указу нашему от 24-го августа к Гельсингфорсу, где по тому указу определено вам быть доколе нынешнее осеннее время еще допустит, а при наступлении большой стужи велено переехать в Ревель и там расположится на винтер-квартиры, но ныне, по полученным от наших полномочных министров из Абова реляциям, видно, что шведы, как от чинимых ныне датских вооружений, так и от внутреннего своего бесспокойства, будучи в опасности о действительном нашем вспоможении домогаются. Того ради держан здесь, в 3 день сего месяца, консилиум и в оном положено и от нас оное апробовано, каким образом от нашей стороны им, шведам, удовольствие учинить, с которого консилия при сем копия для вашего известия прилагается. А именно, вам с полками определенными в нашу команду, на галерах и канчебасах, оставя при Гельсингфорсе больных людей, следовать ныне прямо к Стокгольму немедленно и тамо зимовать. И для того, имеющейся наличный провиант, оставя из оного столько для больных, чем бы им до Ревеля дойти можно было, достальной весь с собою забрать, а больных отправить в Ревель на канчебасах, где определены имеют быть оные в госпиталь; а сверх того на оные-ж полки провианта заблаговременно в Швецию такое довольное число перевесть, чтоб оного на содержание их до 1-го числа июля будущего 1744 года достаточно было, что положено на Военную коллегию. При оных-же полках на галерах взять с собою в запас и полковые пушки, под которые хотя при полках лошадей и не будет, то однакож, при случающихся иногда внутри Швеции походах, можете тамошних лошадей требовать и употреблять. На дачу в команде вашей полкам, на прошедшую майскую треть, жалованья, — деньги велено из комиссариата отправить ныне немедленно на подводах сухим путем в Гельсингфорс, дабы тамо вас застать, а ежели вам того дожидатся невозможно, то вы для того в Гельсингфорсе при одном штаб-офицере имеете оставить одну галеру с несколькими канчебасы, которому по принятии велеть за собою следовать к Стокгольму; токмо кто из генералитета, штаб и обер, и унтер-офицеры, и рядовые, по указу Нашему посланному к генерал — фельдмаршалу графу Лессии августа 2-го числа, на два месяца майской трети получили, то при выдаче трети удержать, и впредь сначала нынешней сентябрьской трети вам и прочему при вас генералитету и полкам в бытность в Швеции, для тамошней во всем пред здешним дороговизны, жалованье не токмо по штату полное и с рационы без вычету, которой по особливому указу определен, но и сверх того с прибавкою к годовым окладам одной трети давать — Мы определили. Для походов в Швеции под тягости подводы, також при случае порохом и свинцом — сама Швеция вас снабдевать имеет. Вам, Нашему генералу, будучи с полками определенными в Швеции, ни у кого в команде не быть, разве как у самого короля шведского, и токмо от его величества указы получать и оные исполнять имеете. А для порядочного содержания денежных и прочих приходов и расходов велено отправить обер- кригс-комиссара и обер-провиантмейстера. И по получении сего повелеваем вам из Гельсингфорса в Швецию иттить и во всем поступать, как выше писано; а что касается до сбережения людей и судов, как в море, так и в гавани, и в содержании порядочной команды над нашим, врученным вам войском, в том мы на вас, ведая ваше искусство и ревность к нашей службе, надеемся и о всем, что у вас происходить будет имеете рапортовать к нам самим. Для содержания вашего в Швеции определили мы вам дать на экипаж три тысячи рублев, да на стол, пока там будете, на каждый месяц по шести сот рублев и сервиз серебряной, который употреблял… наш генерал-фельдмаршал граф Лессий; и оное все указали мы к вам отправить нашей коллегии Иностранных дел. Подлинной подписан ее Императорского Величества собственною рукою тако: Елисавет. В 4-й день сентября 1743 г., в С.-Петербурге; того-ж числа отправлен с кабинет-курьером Мещериновым. Секретарь Алексей Урываев. Нотариус Иван Мясоедов».

Победы над шведами принесли шотландскому дворянину орден Св. Андрея Первозванного. Войска под командованием Кейта находились в Швеции до августа 1744 года и вернулись в Россию только после улаживания датско-шведских отношений. Генерал-аншеф Кейт был пожалован 8000 рублей за успешное выполнение возложенной на него миссии и назначен на пост генерал-губернатора г. Ревеля. В 1745 г. граф был назначен на пост командующего русскими войсками в Курляндии и Лифляндии. В это время в Шотландии началось новое восстание якобитов, а в Европе полыхала война за австрийское наследство (1740-1748 гг.). Старший брат генерала принял самое активное участие в новом восстании сторонников Стюартов и вновь проиграл. Джордж Кейт попытался при помощи младшего брата получить место при русском дворе, но императрица Елизавета Петровна и канцлер А. П. Бестужев-Рюмин, не желая ссориться с Великобританией, отказали генерал-аншефу в его просьбе.

pamyatnikfv

Оскорбленный Джеймс Френсис Кейт в январе 1747 года покидает русскую службу. Она планировал уехать во Францию, но остановился в Берлине. Король Пруссии Фридрих II Великий (1740-1786) с огромным удовольствием принял заслуженного военачальника при своем дворе и предложил ему чин генерал-фельдмаршала прусской армии. При этом фельдмаршал выговорил для себя условие не воевать против России.

В 1750 году Д. Ф. Э. Кейт назначается генерал-губернатором Берлина, членом военного совета Пруссии и прусской Академии наук. Фридрих высоко ценил Кейта, считая его одним из лучших своих военачальников. С началом Семилетней войны (1756-1763) фельдмаршал Кейт возглавил одну из колонн королевских войск, вторгшихся в Саксонию и Богемию. В то время как главные силы прусской армии держали плотное кольцо окружения вокруг саксонцев под Пирной, Кейт вместе с королем отправился в Богемию, где отличился в кровопролитном сражении с имперскими войсками при Лобозице (1 октября 1756 г.).

Фельдмаршал был сторонником «русской партии», что раздражало прусского монарха,но Фридрих И, ценя его прямоту, сдержал свое слово и отправил своего друга воевать с имперцами и французами.

В 1757 г. Кейт будет неудачно осаждать Прагу и Оломюц, но 5 ноября 1757 года примет участие в победоносном сражении с франкоимперскими войсками при Россбахе.
Летом 1758 года получил отпуск для поправки здоровья, но осенью вернулся в армию. Он был одним из тех, кто настоятельно указывал Фридриху на неудачный выбор места для лагеря в Хохкирхе. 14 октября в битве при Хохкирхе генерал-фельдмаршал Джеймс Френсис Эдвард Кейт, кавалер орденов Св. Александра Невского, Св. Андрея Первозванного, «Pour 1е merit» и «Черного Орла», был смертельно ранен двумя пулями и умер на поле боя, возглавляя контратаку двух прусских гренадерских батальонов. Он был похоронен со всеми воинскими почестями австрийцами, заботу о похоронах взял на себя сам Франц Мориц Ласси, лично знавший Кейта по России как лучшего друга своего отца. Спустя полгода прах фельдмаршала был перевезен в Потсдам и погребен в Гарнизонной церкви. На аллее Победы в Берлине стоит памятник генерал-фельдмаршалу Кейту, его фигура, отлитая из бронзы, украшает постамент памятника Фридриху Великому на Унтер-ден-Линден.

Журнал о воинских действиях высоко славной Ее Императорского Величества армии на галерном флоте, под командою генерал-фельдмаршала графа Лессия, противу примирившегося неприятеля шведа году благополучнейшего 1743.

Мая месяца. 3-го числа, по Всемилостивейшему Ее Императорского Величества соизволению, назначенный в поход в Финляндию галерный флот приведен был вверх по Неве реке и поставлен противу зимнего ее Императорского Величества дома; а на означенном флоте при генерал-фельдмаршале были генералитет: генерал и кавалер Левашов, генерал- лейтенант Дебрилий, граф Салтыков, генерал-майоры: Лопухин, Стуарт; при оных полки: Ингерманландский, Астраханский, Ярославский, Киевский, Казанский, Воронежский, Архангелогородский, гарнизонных 4 гренадерские роты. И пополудни в 5-м часу Ее Императорское Величество Всемилостивейше соизволила прибыть на галеру к генерал- фельдмаршалу и по прибытии учинено, в присутствии Ее Императорского Величества, освящение воды и Всемогущему Богу молебственное пение, а по окончании производилась со всего галерного флота пушечная пальба.

Потом Ее Императорское Величество с галеры от генерал-фельдмаршала соизволила в своей шлюпке отъехать к адмиралтейству, и тамо, в присутствии ее Императорского Величества, закладывай корабль.

И пополудни в 7 часов генерал-фельдмаршал с помянутым галерным флотом в повеленный путь отправился и, проехав С.-Петербург, о становясь по близости оного, у берегов — ночевали.

4- го числа по утру генерал-фельдмаршал с флотом отправясь следовал тридцать верст до Кронштадта и прибыл пополудни в 8-м часу, а по прибытии галерный флот введен был в гавань.

5- го числа по именному Ее Императорского Величества указу, объявленному чрез нарочно присланного действительного статского советника барона Черкасова, повелено галерному флоту, не ожидая прибытия Ее Императорского Величества, выступить, кончая по утру, то есть 6-го числа; для чего, отданным при пароле приказом, велено того 5-го числа все галеры вывесть из гавани на рейд, и чтоб никто с галер не отлучался в том накрепко смотрение иметь командующим на оных галерах.
А при том же накрепко подтверждено обретающимся на всех галерах и кончебасах командирам наипрележнейше смотреть, чтоб от огня имели великое опасение; чего ради и табаку отнюдь бы никому не курить под опасением тяжкого штрафа.

Того ж числа в вечеру приказано при пароле, что хотя по Всемилостивейшему Ее Императорского Величества указу и намерено было отсюда из гавани на рейд галерному флоту выступать оного числа, но за противною погодою, того учинить было не можно, а завтра, как скоро благополучная погода будет, то немедленно галерному флоту каждой эскадры к походу быть во всякой готовности и по учинении сигналу выходить: авангардии из гавани в ворота по правую сторону, кордебаталии в средине, ариергарду в третьи ворота, и становиться тем эскадрам порядочно; о дальнем же походе ожидать сигналу от главной команды.
6- го числа за противною погодою галерный флот стоял в гавани-ж.
7- го генерал-фельдмаршал с флотом, выступя из гавани на рейд, за противною-ж погодою стояли на якорях.
А оного числа в Кронштадт Ее Императорское Величество соизволила прибыть, где как с корабельного, так и с галерного флотов изо всех пушек производилась пушечная пальба и украшены были флагами.

Из Абова генерал и кавалер Кейт, по представлению к нему генерал-лейтенанта Хрущова, от 25-го апреля к генерал-фельдмаршалу рапортовал: 1) что оный генерал-лейтенант, призвав Всемогущего Бога в помощь, того числа имеет с полками на галерах из Гельсингфорса выступить к Абову.

2- м — отправленный от генерал-майора Киндермана Донского войска сотник с двадцатью человеки казаков до Ной-Кирки, для осмотра и получения известия о неприятеле: где и в какой силе состоит ив котором месте форпосты и пикеты их находятся, 17-го апреля, возвратясь, объявил, что он, прибыв с командою близ Ной-Кирки, на берегу взморья, усмотрел тамо стоящие неприятельские три караула, на каждом по два часовых, а за ними их пикет в немалом числе людей, и как он к тому неприятельскому караулу подъехав, то скоро на пикет дали об них знать, почему учинилась не малая у них тревога, а из стоящих неприятельских караульных человек с десять погнались за оным сотником, только недалеко отъехав возвратились, а до самого того пикета от стороны Ной-Кирки до Ул неприятеля нигде не находилось.

3- м. Досланные от генерал-майора Киндермана с партиями гусар и козаков Донского войска полковник Орлов и Сербского гусарского полка капитан Виткович, для разведывания о неприятеле, возвратясь донесли: по выступлении де их от Ул, отъехали они несколько верст и впереди увидели их неприятельские часовые и, сказав своей команде, стали сбираться к одному острову, причем учинился у них крик; а как съехались, то усмотрели, что неприятельской партии было со сто человек, с которыми имели сражение, причем с неприятельской стороны убит офицер один, прочих же сколько убито, того за ночным временем познать не могли, да несколько взято неприятельского по ретираде их в добычу, оставленного багажу и амуниции; с нашей же стороны убита козацкая лошадь одна, ранено: есаул один, гусар один; лошадей — гусарская одна, казацких три.

4- м. Что неприятельская конница и пехота следует прямо в Улы, расстоянием шесть верст шведских, а Вологодский пехотный полк еще не прибыл; чего ради на встречу оному полку посланы два куриера, один сухим путем, а другой морем, чтоб следовал как наискорее; а оной де полк, как по рапортам известно, находится по ту сторону Брахштадта, а генерал- майор Киндерман находится во всякой предосторожности и ежели де означенный полк до приступления неприятельского поспеет, то могут, по состоянию неприятельской силы, отпор чинить; а ежели де паче чаяния еще из Швеции усилится, то не безопасно, чтоб оные пехотные полки, будучи в таком отдалении от регулярных полков, где за разлитием вод и неимением фуража не токмо от гусар, которые и так в малом числе, но и от позади стоящих драгунских полков скорого сикурсу надеется не могут.

И о том к Ее Императорскому Величеству всеподданнейше с приложением со всех тех генерала и кавалера Кейта пред став лениев копии рапортовано и при том всенижайше требовано, чтоб для обстоящей ныне в Вазах и Улах от неприятеля опасности из назначенных в поход в Финляндию драгунских полков, с каждого по триста человек доброконных драгун и лучших казаков тысячу человек немедленно наперед командировать и следовать оным чрез Выборг в Вильманстранд, Тавастгуст и до Ваз, також и достальным драгунским полкам, под командою генерал-майора Ливена, следовать-же не упуская время.

А к господину генералу и кавалеру Кейту от генерал-фельдмаршала предложено, чтоб он во всех тамо местах от неприятеля имел крепкую предосторожность.
8- го числа по полуночи в 6-м часу, по состоянию благополучной погоды, генерал- фельдмаршал с галерным флотом, от Кронштадта отступя, следовал шестьдесят верст до Березовых островов и прибыв, по полудни в 9-м часу, при тех островах ночевали на якорях.

А 9-го числа по утру от тех Березовых островов, расстоянием десять верст отшед, прибыли к кирке Койвес, где наехали прибывшие из Выборга на галиотах команды от гренадерских гарнизонных 4 рот. Того числа генерал-фельдмаршал с галерным флотом при означенной кирке Койвес для отдыхновения солдатам дневал.
Статский действительный советник барон Черкасов при письме к генерал-фельдмаршалу сообщил с присланного к нему от генерал-фельдмаршала и кавалера князя Долгорукова письма копию, в которой объявлено: сего де мая 7 дня от генерала и кавалера Кейта, чрез присланного из Абова прапорщика Козлова, получено известие, что того мая 2 дня контр- адмирал Барш с семью военными кораблями и с двумя фрегатами к Ангуту благополучно прибыл, також и два прама с выступившими из Гельсингфорса двенадцатью галерами в команде генерал-лейтенанта Хрущова соединились, прошед Ангутский мыз. А сего ж де мая

3- го реченный генерал-лейтенант к генералу Кейту рапортом объявил, что из Боргова отправившиеся четыре галеры, прибыв в Ангут, с ним же благополучно соединились и тако с помоществованием Господним, хотя и неприятель, по полученным известиям, в числе шеснадцати-ж галер не подалеку находится, однако, за имением при галерах наших двух прамов, себя тем находили их силою превосходнее, и полагая все на Вышнего надежду над оным знатно поиск учинить или по крайней мере его от здешних берегов отогнать намерены; чего ради генерал Кейт означенного 3-го числа в ночи из Абова к Ангуту сам отправится намерен и, елико Господь допустит, крайнее старание во учинении неприятелю наичуствительного вреда прилагать будет.

Того-ж 9-го числа при пароле приказано:
1. Чтоб штаб и обер-офицеры, солдаты и прочие чины по пробитии зари все при своих местах на галерах ночевали и ни куда не отлучались.
2. О нечинении от солдат отнюдь во время следования в шхерах обывателям обид и разорения под опасением немалого штрафа.
3. О распределении прибывших из Выборга гренадерских гарнизонных рот по галерам и кончебасам.
4. О смотре генералитету при полках больных и кои из них самые слабые и в поход неспособные найдутся, таковых об отправлении в С.-Петербург на тех галиотах, на которых прибыли из Выборга гренадерские роты.
10- го числа флот стоял при кирке Кайвес за противною погодою и для ожидания следующих из Выборга сухим путем достальных гренадерских гарнизонных рот, которые того числа и прибыли.

Того-ж числа при пароле приказано:

1. О немедленном отправлении больных в С.-Петербург в Военную коллегию.

2. Чтоб немедленно означенные, прибывшие из Выборга гренадерские роты посадить на галеры.

3. О учреждении бекетов, когда галеры к берегу имеют пристать и быть тем бекетам, пока дан будет сигнал к походу.

4. Ежели кто не в указные часы по пробитии вечерней зари поедет на шлюпке, или на другом каком судне, мимо галерного флота, то стоящим часовым откликивать — кто и которого полка, тож и с которой галеры, и ежели случится штаб или обер-офицер, то спрашивать у них лозонг, а в прочем поступать по морскому уставу.

5. Чтоб находящиеся на галерах штаб и обер-офицеры знали компас и прочее, что во время следования чрез сигналы чинится, и как с неприятелем во время баталии на галере поступать надлежит, чего ради обретающимся на тех галерах морским офицерам показывать.

6. О подаче генералитету по эскадрам журналов, понедельно, где, сколько времени находятся суден и в которые числа: авангард, корд ебат алия и арергард к берегу пристанет и в поход выступит.

7. О следовании кончебасам и шлюпкам во всех эскадрах при своих галерах, а наперед авангардии отнюдь ни кому не проходить.
11- го числа генерал-фельдмаршал с флотом от кирки Койвис, выступя следовал пять верст до деревни Тервасгарди, где, прибыв, пристав к берегам и за противною погодою, — ночевали.

12- го числа. По полуночи в пятом часу от означенных берегов, отступя следовали 30 верст до Большого Камня, где генерал-фельдмаршал с галерным флотом, о становясь за противною погодою, ночевал, и во время следования встретились два голландских купецких корабля с солью и с другими товарами, идущие — один в Выборг, а другой в С.-Петербург, с которых шипоры объявили, что во время их следования видели они под российским флагом у Гогланта двенадцать кораблей, а подлинно-ль российские за отдалением объявить не могли.

Того-ж числа во время следования галерного флота к помянутому камню получен от флота лейтенанта Бахтина с бомбардирского корабля Лондера рапорт, в котором объявлено, что он со оным кораблем зимовал расстоянием от Выборга в десяти верстах в Транзунте и следуя оттуда по силе присланного к нему ее Императорского Величества из Государственной Адмиралтейств коллегии указа в Гельсингфорс со определением из Выборга лоцманом Кнематисаном, сего мая 9 дня по полуночи в исходе восьмого часу, шед под парусами, — не доходя деревни Питкопас за одну милю, набежал и стал всем корпусом корабля на подводный камень, с которого тот корабль завозными и большими якорями снимали, тако-ж провиант и другие припасы и материалы на берег хотя выгружены и были, но токмо снять было никак невозможно, и требовал чтоб для снятия оного корабля с того камня дать вспоможение, дабы гибелью оного корабля, стоя на том камне, не могло приключится интересу Ее Императорского Величества ущерба.
Для которого снятия помянутого корабля с камня отправлены от галерного флота Выборгского пехотного полка подполковник Иван Грабленов с тремя галерами и с двумя кончебасами.

13- го числа. С противным ветром перешли 14 верст, а от Выборга пятьдесят верст, до урочища Питкопас, где, ожидая позади следующего ариергарда, ночевали.
Того-ж числа вышепомянутый подполковник Грабленов к генерал-фельдмаршалу репортовал, что означенный корабль с крайнею возможностию снимали, только имеющимися на помянутых галерах людьми снять никак не могли, а на том корабле имеется — пушек шесть, да баластовых двадцать, и ежели-де для лучшего облегчения оные пушки сгрузить, тоб для той выгрузки прислать десять кончебасов и ко оным прибавить еще три или четыре галеры.

14- го числа. По силе того требования держан при собрании господ генералитета воинский консилиум, по которому определено:

1. Послать наперед ныне галерного капитана Толбухина и с ним галерных офицеров, которым по прибытии тот бомбардирский корабль осмотреть и ежели тот корабль сегодня можно снять, то командировать отсюда три галеры и десять кончебасов и оным галерам и кончебасам, тож и находящимся ныне тамо галерам, для того остатся; буде же того-ж дня учинить невозможно, то оным галерам и кончебасам, остановя оный корабль, следовать вслед за галерным флотом; а чтоб о снятии оного учинено было вспоможение, писать в Выборг к полковнику Исакову, тож и к следующему назади с галерами Ладожского пехотного полка полковнику Мейндорфу остановить ордер с таким предложением, ежели тот корабль до прибытия оного снят не будет, то находящимися в команде его галерами вспоможение чинить.

2. А галерному всему флоту, не ожидаясь того снятия корабля, следовать в соединение находящегося ныне в Финляндии с генералом Кейтом галерного-ж флота, дабы неприятель оному не мог какого препятствия или нападения учинить и с своим флотом к острову Гогланту упредить и чрез такое предпринятое нашему галерному флоту в следовании-ж туда помешательством не учинил.

3. Что-ж по осмотру капитана Толбухина с офицерами явится, о том подать ему, за своею рукою, письменный рапорт.

И того-ж числа реченный капитан Толбухин, с прочими-ж галерного флота офицерами, от помянутого корабля, возвратясь к генерал-фельдмаршалу рапортовал, что по прибытии де их на тот корабль Лондер более семи часов трудились и с корабля завезенные якоря на шпиль вертели и в прибавок взяты были с кончебасов солдаты и с их шлюпки, матросы все к тому шпилю и к талям были определены, в тож самое время и с трех галер перленями тянули, точию никак стянуть не могли, понеже-де оный корабль более четырех фут поднялся и ежели он с своим шпилем не стянется, то от галер малая ему помощь, ибо на галерах шпилей нет, а в руках сила не велика; и для того по мнению их галер и кончебасов не оставлять, а не упуская времени иттить в путь, разве для вывозу баласту на берег и для верчения на шпиле и талям к приумножению людей дни на три оставить четыре кончебаса.

Оного-ж числа генерал-фельдмаршал к помянутому от флота лейтенанту Бахтину ордером предложил, ежели означенный корабль своим шпилем не стянется, того ради оставленным галерам и кончебасам иттить по прежнему к главной команде, а чтоб в снятии оного корабля с камня крайнее вспоможение учинено было, предложено в Выборг к полковнику Исакову, та-кож и к следующему позади с галерами Ладожского пехотного полка полковнику Мейндорфу; при том же означенному лейтенанту Бахтину подтверждено, что ежели упомянутый корабль с того камня снят будет благополучно без всякого вреда, тоб со оным, по силе данного ему из Адмиралтейской коллегии указа, следовал к Гельсингфорсу; буде же оный корабль от снятия с того камня повредится и надлежать будет починке, в таком случае иттить со оным обратно в Выборг и по прибытии рапортовать в Государственную Адмиралтейскую коллегию; ежели-же нужда будет требовать для облегчения корабля сбросить баластовые пушки в воду, то оные сбросить.

Того 14 числа генерал-фельдмаршал по прибытии от того корабля трех и десяти кончебасов к флоту, по полудни в 6-м часу, при благополучной погоде, от того места отступя, следовал по полуночи до 2 часу 15 верст к острову Черному при деревни Мустома.
(РГАДА. Оп. 47. св. 78, дело 17)

Беспалов А. В.,
доктор исторических наук, профессор.
Копылов Н. А.,
кандидат исторических наук, доцент.


  • Здравствуйте Господа! Пожалуйста, поддержите проект! На содержание сайта каждый месяц уходит деньги ($) и горы энтузиазма. 🙁 Если наш сайт помог Вам и Вы хотите поддержать проект 🙂 , то можно сделать это, перечислив денежные средства любым из следующих способов. Путём перечисления электронных денег:
  1. R819906736816 (wmr) рубли.
  2. Z177913641953 (wmz) доллары.
  3. E810620923590 (wme)евро.
  4. Payeer-кошелёк: P34018761
  5. Киви-кошелёк (qiwi): +998935323888
  6. DonationAlerts: http://www.donationalerts.ru/r/veknoviy
  • Полученная помощь будет использована и направлена на продолжение развития ресурса, Оплата хостинга и Домена.
Кейт Яков Виллимович Обновлено: Ноябрь 25, 2016 Автором: admin

Добавить комментарий

Пожалуйста, поддержите проект
Помощь сайту:
  1. R819906736816 (wmr) рубли.
  2. Z177913641953 (wmz) доллары.
  3. E810620923590 (wme)евро.
  4. Payeer-кошелёк: P34018761
  5. Киви-кошелёк (qiwi): +998935323888
  6. DonationAlerts: http://www.donationalerts.ru/r/veknoviy Полученная помощь будет использована и направлена на продолжение развития ресурса, Оплата хостинга и Домена.