Всемирная История
История

Мономах Владимир Всеволодович

Детство и юность Владимира Мономаха

Его отец Всеволод был пятым сыном Ярослава Мудрого. Именно Всеволода любил больше всех своих детей Ярослав Мудрый и не скрывал этого. Даже в завещании Ярослав Мудрый указал, что ежели доведется ему по очереди вслед за братьями занять трон великого князя киевского, то похоронить его в Софийском соборе подле саркофага самого Ярослава Мудрого. В отношении старших сыновей Изяслава и Святослава такой приписки сделано не было.

monomaxЗавещание 1054 г. Ярослава ввело очередной порядок престолонаследия на Руси: очередной, или лествичный, порядок означал, что трон наследуется не прямым порядком от отца к старшему сыну, а переходит к старшему в роду, чаще всего от брата к брату.

Маленький княжич Владимир родился в Киеве еще при жизни деда. Владимир был внуком сразу двух могущественных государей Европы: великого князя киевского и императора Ромейской империи (Византии). Мать княжича — принцесса Мария была дочерью императора Константина Мономаха.
С детства окружала Владимира обстановка учености. Всеволод Ярославич славился своей образованностью, и, «сидя дома», как сообщил нам позже Владимир Мономах, выучил 5 языков. К сожалению, Владимир не указал, какими языками, помимо русского, владел его отец. Можно предположить, что, скорее всего, это были греческий (родной язык его супруги), латинский, половецкий и англосаксонский (на котором говорила его невестка Гита, дочь последнего англосаксонского короля Гарольда II, первая супруга Владимира Мономаха). Всю жизнь князь Всеволод собирал книги, окружил себя мудрыми мужами и монахами.

В те суровые времена люди жили недолго. За счет колоссальной смертности младенцев средняя продолжительность жизни в Средневековье не достигала и 30 лет. В 40-50 лет многие завершали свой путь. Стрелы половцев и соотечественников, эпидемии, голод и другие тяготы жизни косили русичей. Однако старшему сыну ученого Всеволода Владимиру была суждена долгая жизнь. Он прожил до 72 лет.

О детских годах князя мало что известно. Мы можем лишь предположить, что они протекали так же, как у других княжичей. В возрасте 3 лет прошел Владимир постриги. Это был обычай посвящения маленького человека из знатной семьи в мужчины. Обычно отец дарил ребенку коня, сам его на него усаживал. Потом княжичу отстригали прядь волос в знак того, что он стал взрослым. Устраивали пир. Виновнику торжества вручали дорогие подарки. В 7 — 8 лет княжича начинали учить Закону Божьему, грамоте, счету, военному делу. По «Изборникам» знакомили с мировой и родной историей. Развлекался княжич охотами и пирами с отцовской ближней дружиной.

Скорее всего, до 13 лет Владимир почти безвыездно жил в городе своего отца Переяславле- Русском (Южном). Переяславское княжество было южным пограничьем Руси с Великой степью. В незапамятные времена здесь были построены «Змиевы валы», земляные укрепления, защищавшие пахарей лесостепного края от набегов «сынов Степи» — кочевников. После разгрома дедом Владимира Мономаха — Ярославом Мудрым печенегов в степном пространстве подле русских рубежей шла смена тюркских кочевых орд. Большая часть печенегов откочевала к Дунаю, где была принята Венгрией. Оставшиеся превратились в дружественное Руси автономное население русского пограничья. Южнее временно расположились торки, которых быстро вытесняли многочисленные племена кыпчаков, прозванных на Руси половцами от древнерусского слова «полова» — свежескошенная солома-за необычный для тюрок светлый цвет волос.

Детство Владимира Мономаха закончилось к 13 годам. По воле отца он стал князем ростовским и во главе собственной дружины отправился через дремучие муромские леса в северо-восточные владения стольного Киева. В 1060-е гг. это был «медвежий угол» Руси. По нему было распылено незначительное, преимущественно финно-угорское население, жившее охотой и промыслами. Подсечное земледелие знали славяне вятичи, прежде непокорные киевским князьям, но потом признавшие верховенство Киева. К середине XI в. времена Соловья Разбойника прошли, но по муромским и суздальским землям еще бродили волхвы, горели языческие костры, и в голодные годы вятичи вспоминали старых богов и нападали на проезжих христиан. 13-летний князь благополучно проехал «сквозь вятичи» до «старшего» на северо- востоке города — Ростова Великого. Потом побывал во втором здесь по значению городе Суздале и других «своих» городах.

Очевидно, и в ранней юности Владимир обладал политической интуицией. Ему понравилась эта «дикая» Ростово-Суздальская земля, он почувствовал ее огромный потенциал, чего нельзя сказать о других Рюриковичах той эпохи. Показателен случай. Отец Владимира, уже став великим князем киевским, воевал и победил племянников, детей Святослава Ярославича. Самому яркому и воинственному из них — Олегу — он, в примирение, решил отдать Ростово¬Суздальскую землю, взяв ее у своего сына Владимира. Олег оскорбился таким уделом и убежал от дяди в автономную от Киева Тмутаракань, где и княжил долгие годы, враждуя с Всеволодом и
Владимиром.

А Ростово-Суздальской земле повезло. Она осталась за Владимиром Мономахом, который, войдя в возраст, стал энергично ее обустраивать. Он расширил и укрепил новыми крепостями Ростов и Суздаль. В последнем поставил каменный собор Успения Богородицы — первый каменный храм Ростово-Суздальской Руси. Начал закладывать новые города — Владимир-на-Клязьме, Клещин городок на Клещееве (Переяславском) озере, строил и заселял села. Кстати, при том, что большинство русских летописей связывает возникновение города Владимира с именем Владимира Мономаха, одна летопись сообщает, что его заложил еще Владимир I. Можно примирить эти две версии, предположив, что город был заложен при Владимире I, но действительно превратился в видный центр только в результате строительной деятельности Мономаха.

60—90-е гг. XI в. оказались несчастливыми для Киевской Руси. С 1068 г. непрерывно атаковали ее половцы. Неизвестно, участвовал ли 15-летний Владимир Мономах в неудачной попытке Ярославичей отразить первый поход половцев на Русь в 1068 г. Но о неслыханном прежде разорении русской земли в ходе этого нашествия под предводительством хана Шарукана Владимир Мономах, безусловно, знал. Даже до нас сквозь века дошла былина с описанием мощи половецкой рати:

Да числа-сметы нет!
А закрыло луну до солнышка красного,
А не видно ведь злата-светла месяца,
А от того же от духу да от татарского (половецкого).
От того же от пару лошадиного…
Ко святой Руси Шарк-великан (Шарукан).
Широку дорожку прокладывает,
Жгучим огнем уравнивает,
Людом христианским речки-озера запруживает.

Все лесостепное южное пограничье Руси было опустошено. Половцы сжигали селения, захватывали скот, имущество, угоняли пленников. Толпы беженцев устремились вглубь Руси. Владимир Мономах привечал беженцев, давал им льготы, строил для них городки и села. Славянское население с юга принесло в лесной край высокую культуру и мастерство, и к концу жизни Мономаха бывшая окраина превратилась в развитый, многолюдный и могущественный в военном отношении край.

Сражения и победы

Князь ростовский, черниговский, переяславский, великий князь киевский (1113-1125), выдающийся древнерусский государственный деятель, военачальник, писатель, мыслитель.
Лучший русский полководец своего времени, Владимир Мономах на поле брани одерживал одну победу за другой. С 13 до 25 лет он уже совершил 20 военных походов — «великих путей», по выражению самого Мономаха. Всего на его жизнь придется 83 «великих пути». Его унаследованное от византийского императора греческое прозвище переводится как «Единоборец».

Любимец фортуны. Мономах в I073-11078 гг

В 1073 г. великим князем киевским стал Святослав Ярославич. Престол он занял в результате заговора и переворота. Святослав, посаженный отцом на время в Чернигов, опасался, что старший брат, великий киевский князь Изяслав, переживет его, и тогда его дети «выбудут из очереди». По Завещанию Ярослава Мудрого киевский трон могли наследовать лишь те Рюриковичи, чей отец тоже был великим киевским князем. Сговорившись с Всеволодом, князем Переяславля-Русского, Святослав вынудил Изяслава бежать в Польшу, откуда родом была его супруга, дочь польского короля. До своей смерти в 1076 г. Святослав сидел в Киеве. Не прогадал и ученый князь Всеволод. Он получил от великого князя Святослава к Переяславлю, где сидел сам, и Ростово-Суздальской земле, где княжил его сын Владимир Мономах, еще и Чернигов. Так де-факто семейство Всеволода стало самым «многоземельным» в роду Рюриковичей.

По приказу великого князя Святослава и отца в 1073 г. Владимир Мономах выполняет очень важную и трудную дипломатическую задачу. Ему требовалось примирить нового обладателя великого киевского стола и польскую корону. А ведь именно в Польше укрылся у родственников жены свергнутый Изяслав. Мономах с блеском выполнил это поручение.
В 1076 г. Владимир с двоюродным братом Олегом Святославичем (тем самым, что в будущем откажется от Ростово-Суздальской земли) уже воюет за Польшу против чехов. Здесь впервые открылся талант Мономаха как военачальника. Поход длился 4 месяца. Русские дружины бились в Силезии, прошли через Глогову (Глогау), добрались до Бемервальда (Чешского леса). После заключения мира между Польшей и Чехией Владимир и Олег оказались в трудном положении. Польский король решил не расплачиваться с русскими за их помощь. Этим вероломством он ничего не выиграл. Молодые князья не позволили себя оскорблять. Как истинные сыновья своего века они начали «пустошить» владения строптивого союзника, осадили город Глогов и не уходили из Польши, пока король не прислал им 1000 гривен серебра (около 100 кг) и прочие дары. С этой данью и другой военной добычей братья вернулись на Русь.

monamax2По возвращении домой Мономаха ждала большая радость. Он был женат на Гите, дочери последнего англосаксонского короля Гарольда. В 1076 г. родился старший сын Владимира Мономаха и Гиты — Мстислав, впоследствии ставший, как и его отец, видным государственным деятелем и полководцем и прозванный еще при жизни Мстиславом Великим. В крестные отцы для новорожденного Мстислава Владимир позвал друга по польскому походу Олега Святославича.

Еще не закончились пиры в честь рождения Мстислава, а его отец уже скакал в Смоленск, где будоражили народ языческие волхвы. В 1077 г. Владимир воевал с Полоцком.

На поле брани Владимир Мономах одерживал одну победу за другой. С 13 до 25 лет он совершил 20 военных походов («великих путей», по выражению самого Владимира Мономаха; всего на его жизнь придется 83 «великих пути»). Историки посчитали, что, исходя из тех мест, куда направлялись походы Мономаха, он за первые 12 лет своей самостоятельной княжеской карьеры должен был преодолеть в седле не менее 10000 км.

Необычайно везло Владимиру Мономаху и на политическом поприще. С 13 лет он княжил в обширной Ростово-Суздальской земле, а в 20 (в 1073-м) сел на третий по старшинству русский стол в Переяславле-Русском в обход своих двоюродных братьев (более старших по родовому счету). Расчетливый Всеволод, переместившись в освобожденный Святославом Чернигов, заранее оговорил, что и Переяславль останется в его семье и отойдет Владимиру. Конечно, Всеволоду было жаль отдавать Переяславль, как того требовал предложенный Ярославом Мудрым порядок, племянникам. Всеволод 19 лет (с 1054 по 1073 г.) княжил в Переяславле, укрепил и украсил этот город.

Очень бурными, но очень удачно завершившимися для Владимира Мономаха оказались 1076— 1078 гг. В 1076-м умер великий князь киевский Святослав. На его место было въехал отец Мономаха Всеволод, но Изяслав на этот раз решил постоять за свои права. Во главе польского войска он двинулся на Русь. Дружины Всеволода возглавил Владимир Мономах. Ученый князь Всеволод был плохим воеводой, его военные успехи начались лишь тогда, когда возмужал его сын и стал вместо отца водить полки. Но если военачальником Всеволод был плохим, то политиком тонким и изворотливым. До битвы русских дружинников с польскими рыцарями в 1076-м не дошло. Противники оценили силы друг друга и договорились. Всеволод уступал Киев Изяславу. Очевидно, он представил Изяславу переворот 1073 г. как исключительную инициативу Святослава. Изяслав в благодарность за возвращенный Киев разрешил Всеволоду оставить за собой и Чернигов, где должен был сидеть сам Всеволод, и Переяславль с Ростово-Суздальской землей и Новгородом Великим, где находились дети и внук Всеволода. Таким образом, Всеволод окончательно превращался в самого могучего реального правителя Руси.

В 1078 г. Изяслав Киевский и Всеволод послали Владимира Мономаха против старинного противника Ярославичей Всеслава Полоцкого. Владимир одолел Всеслава и сжег Полоцк.
Но пока Владимир громил полочан, обнаружилось, что его отец Всеволод не может въехать в Чернигов. Город захватили воинственно настроенные Святославичи. Понять их можно. При таком обороте дела им мало что светило, разве что какие-нибудь мелкие уделы и «медвежьи углы». А Чернигов был тем уделом, который выделил их отцу сам Ярослав Мудрый, хотя по его же установлению теперь в Чернигове как втором по старшинству столе Руси должен был сидеть второй по старшинству Рюрикович, т. е. Всеволод.

По возвращении с запада Руси Владимир стал готовиться к большой войне за права своего родителя. Союзником ему и его отцу выступил великий киевский князь Изяслав. Изяслав был человеком недалеким, бесхитростным, но прямым и честным, и на этот раз он руководствовался чувствами, а не политическим расчетом.
Началась очередная междоусобица. Все должно было решить оружие. 3 октября 1078 г. на Нежатиной Ниве случилось решающее сражение.

Святославичи проиграли битву. Глеб Святославич был убит в этой битве, его братья Давыд, Роман и Олег бежали. Пал в бою на Нежатиной Ниве и вступившийся за Всеволода великий князь киевский Изяслав Ярославич. Это открыло для его младшего брата Всеволода дорогу на киевский трон.

Владимир Мономах сумел сразу же «упокоить» тех, кто мог продолжить борьбу против его отца. С одной стороны это были Святославичи, с другой — Всеслав Полоцкий. Роман и Олег Святославичи, явившиеся на Русь с половецкой поддержкой, были разбиты. Роман погиб, а Олег бежал в византийские пределы, потом закрепился в Тмутаракани. Владимир Мономах тем временем уже шел на Всеслава, осадившего Смоленск. Узнав о приближении Мономаха, полоцкий князь поджег Смоленск и отступил без боя в свою землю. Владимир преследовал его и там, опустошая владения противника. В 1079 г. он повторил вторжение в Полоцкое княжество и взял Минск. Все это отбило желание Всеслава отвоевывать у великого князя киевского Всеволода «его» территории. В 1080-1092 гг. Владимир Мономах воевал с торками. В итоге этот степной народ, живший в южном порубежье Руси, стал союзником Киева. Вместе с остатками печенегов и берендеев торки составили союз Черных клобуков, своеобразную автономную по отношению к Киеву кочевую пограничную стражу Руси.

В ходе всех этих свершений главной резиденцией Владимира Мономаха в 1078 — 1094 гг. являлся Чернигов. Отсюда Владимир уходил в «великие пути», сюда он возвращался. В Чернигове по приказу Владимира Всеволодовича был построен роскошный по тем временам каменный княжеский терем, а в другом городе Черниговской земли, Любиче, Мономах заложил мощный замок.

Позже в своем «Поучении детям» Владимир Мономах часто будет обращаться к черниговскому периоду своей жизни: «То, что мог бы сделать мой дружинник, я делал всегда сам и на войне, и на охоте, не давал себе отдыха ни ночью, ни днем, невзирая на зной или стужу. Я не полагался на посадников и бирючей, но сам следил за всем порядком в своем хозяйстве. Я заботился и об устройстве охоты, и о конях, и даже о ловчих птицах, о соколах и ястребах».

Охота князя с дружиной в те времена была не менее важным и престижным делом, чем война или пир-совет с дружиной. Идеальный, в восприятии русичей того времени, князь должен был во всех этих делах оказываться первым. Поэтому Владимир не без гордости вспоминает свои охотничьи подвиги под Черниговом: «Вот когда я жил в Чернигове, я своими руками стреножил в лесных пущах три десятка диких коней, да еще когда приходилось ездить по степи (по ровни), то тоже собственноручно ловил их. Два раза туры поднимали меня с конем на рога. Олень бодал меня рогами, лось ногами топтал, а другой бодал; дикий вепрь сорвал у меня с бедра меч, медведь укусил мне колено, а рысь однажды, прыгнув мне на бедра, повалила вместе с конем». На одной из охот обронил князь золотой амулет-змеевик, который был обнаружен лишь в 1821 г.

Сидя в Чернигове, Владимир постоянно находится подле отца, являясь, по сути, его соправителем. «… из Чернигова я сотни раз скакал к отцу в Киев за один день, до вечерни», — читаем мы в «Поучении» Мономаха. Как и отец, Владимир ратовал за предельное сосредоточение русских земель под рукой киевского князя, полагая, что только так можно добиться укрепления центральной власти над всей Русью, прекратить усобицы, которые при Ярославичах стали привычной чертой внутренней жизни страны. Родовое старшинство всегда мало волновало Владимира. Его не смущало, что старший по сравнению с ним Святополк Изяславич сидит в маленьком Турове, в то время как его младший сводный брат Ростислав, не достигший и 10 лет, управляет третьим по старшинству столом в Переяславле.

Политика стягивания земель под руку семьи Всеволода и успешные военные рейды Владимира Мономаха против «ослушников» давали свои результаты. Русь, стоявшая на пороге политической раздробленности, сохраняла единство.

Иногда происходили темные истории. При странных обстоятельствах погиб один из сыновей Изяслава — Ярополк. Молва возложила ответственность на князя Василька Ярославича Теребовльского (см. «Персонажи и ситуации» ниже), союзника Владимира Мономаха по войнам. Однако, кто бы ни убил Ярополка, его «живот» (имущество) забрал себе Владимир Мономах. Он же привез в Киев мать Ярополка, объяснив это желанием утешить ее. С политической же точки зрения нахождение вдовы Изяслава в столице у великого князя Всеволода сделало ее заложницей в политической игре с Изяславичами.

Однако главную угрозу единству Руси и центральной власти великого князя составляли тогда не Изяславичи, сидевшие на малых волостях, и не поредевшие потомки Святослава. Ранее всех обособилась и стремилась к независимости обширная западная часть Руси — Полоцкая земля. Там со времен Владимира I сидели Рогволожьи внуки (см. «Персонажи и ситуации» ниже). Уже в 1067 г. Ярославичи воевали с полоцким князем Всеславом, который пытался увеличить свои владения, отняв у Ярославичей Новгород. Война шла с предельной жестокостью с обеих сторон. В великое княжение Всеволода Владимиру Мономаху пришлось не раз сталкиваться в бою с Всеславом и его полочанами.
Конец княжения Всеволода был неудачным. Неурожаи в течение нескольких лет вызвали голод, болезни и мор. Половцы нападали непрестанно, и даже Владимир Мономах — лучший русский полководец тех лет — не мог остановить их натиск.

В те времена население Руси все успехи и неудачи связывало со своими князьями. Умерший в 1093 г. Всеволод оставил в этом смысле незавидное наследство. По смерти великого князя киевляне не захотели видеть на престоле его фактического соправителя Владимира. Они позвали в Киев наследника «по очереди» — Святополка Изяславича Туровского.
Сидя в небольшом Турове, Святополк имел дружину в 800 человек. Эта сила ни в какое сравнение не шла с военными возможностями Владимира Мономаха, контролировавшего Чернигов, Переяславль, Новгород и Ростово-Суздальскую землю. Но Мономах не стал воевать с двоюродным братом.

Он ушел в Чернигов, терпеливо снеся жестокий удар судьбы: с 25 и до 40 лет он был на первых ролях, а теперь приходилось стать подручным киевского князя, «братом молодшим», так это звучало на юридическом языке того времени

Гамбургский счет… Мономаха в 1093-1113 гг

В конце XIX в. среди цирковых борцов разыгрывалось множество соревнований, но поединки были не настоящие, а расписанные по сценарию. И лишь раз в год лучшие борцы собирались в Гамбурге, чтобы провести свой закрытый чемпионат и выявить действительного, а не формального чемпиона. Чемпион по гамбургскому счету являлся самым уважаемым и сильнейшим в мире борцом.

Великий князь киевский Святополк II оказался прижимистым, хитрым и одновременно слабым политиком. Он явно не мог совладать с теми внутренними и внешними напастями, которые свалились на Русь в конце XI в. Угасала международная торговля Европы с Византией через русские земли, которая последние 200 лет была главным источником богатства русского государства, его княжеско-дружинной и городской элиты. Выгода от международной торговли и заставляла всех держаться Киева, контролировавшего путь «из варяг в греки». Новым источником доходов князей и знати теперь становились вотчины (см. «Персонажи и ситуации» ниже). Однако «оседание князей и старшей дружины на землю» разъединяло прежде единую элиту, привязывало ее к тем областям, где располагались ее земельные владения. Общие интересы распадались. На смену им шел местный патриотизм, порождая частые междоусобные войны. С падением торговых прибылей исчезли дружины «варягов из-за моря», которые ранее являлись частыми союзниками киевских князей в их военных конфликтах с внешними и внутренними врагами. А между тем степные кочевники половцы в 60 — 90-е гг. XI в. с неизменным успехом совершали свои ежегодные вторжения в русские пределы.

Это было сложное время, когда единое государство доживало свое, а новая политическая система независимых русских княжеств еще не родилась.
Это время выставило всем русским князьям свой гамбургский счет. Владимир Мономах, чье греческое прозвище переводилось — «Единоборец», оказался явно лучшим среди прочих

Рюриковичей, хотя до 1113 г. он и не занимал главного великокняжеского стола.

Первым испытанием для Мономаха после смерти его отца стала битва на Стутне, единственное крупное сражение, которое он проиграл.
Святополк II, посаженный киевлянами на великокняжеский стол, горел желанием оправдать их доверие. Он обещал уставшим от половецких ратей жителям Южной Руси наконец наказать агрессоров. Напрасно объяснял Владимир своему в прямом и переносном смысле «брату старейшему», что сил недостаточно. Его никто не слушал. Дабы не прослыть трусом, Владимир вынужден был отправиться со Свято-полком в поход. Из Чернигова подошли его полки, из Переяславля пришел с дружиной его младший 18-летний сводный брат Ростислав.

Весной 1093 г. в половодье перешли русские у города Треполя один из рукавов Днепра — Стугну.

26 мая 1093 г. войска построились. Владимир встал по левую руку, Святополк — по правую, а в центре находился Ростислав. Это было традиционное трехзвенное построение русских дружин.

По сообщению «Повести временных лет», битва началась натиском половцев на правый фланг. 800 отроков Святополка бились насмерть, но бывшие с ними киевляне дрогнули и побежали, открывая фланг переяславцев. Вскоре полк Ростислава был смятен половецкой конницей, было сломлено сопротивление и черниговской дружины Мономаха. Отступающие сгрудились у переправы. Владимир с братом Ростиславом попытались преодолеть реку вплавь, но Ростислав стал тонуть. Мономах бросился его спасать, но сам чуть не пошел ко дну, его вытащили верные дружинники.

Владимир умчался в Чернигов и стал готовить его к обороне. Как уже знали русские, половцы не умели брать крупных крепостей, и если жители храбро бились из города, снимали осаду. Малые города степняки иногда захватывали «изъездом» (это когда стража «проспала» их появление, и половцы просто въехали в город) или «измором» (когда у защитников кончалось продовольствие). Так что более всего от половецких набегов страдала сельская округа. Ее нещадно опустошали. После Стугны Святополк тоже заперся в Киеве, а кыпчаки безнаказанно грабили его окрестности.

Тело юного Ростислава через несколько дней после битвы выловили и отнесли в Киев, где оплакали его мать и горожане. Первая битва Ростислава оказалась для него последней. Так Владимир остался единственным из наследников Всеволода Ярославича.

Безусловно, Владимир Мономах был сыном своего времени. В 1093-1113 гг., помимо половецкой угрозы, его занимали три проблемы: он заводил села и строил укрепленные города в Ростово-Суздальской земле, расселяя по ней захваченных в междоусобиях пленников; враждовал с двоюродным братом Олегом Тмутараканским за Чернигов; интриговал против Святополка II, надеясь заменить его на великокняжеском столе. Но не эти дела князя летописцы поставили ему в заслугу. А то, что защиту русской земли от половцев Владимир, в отличие от многих других князей, поставил выше всех своих личных амбиций. Ради борьбы с половцами он нашел в конце концов компромисс со всей своей родней, убедил всех объединить силы и повел это общерусское воинство на Великую половецкую степь.

Показателен в этом плане итог его борьбы за Чернигов с Олегом Святославичем. Тот, будучи старше Мономаха по родовой линии, требовал отдать Чернигов — «отчину его отца Святослава». Тмутараканская дружина Олега была слишком мала, чтобы подкрепить это требование, и Олег для войны с Мономахом водил на Русь половцев. После поражения на Стугне Олег с половцами осадил Чернигов. Платой кочевникам за помощь служило разрешение Олега половцам грабить сельскую округу города, который сам Олег называл «своей отчиной». В 1094 г. Владимир был вынужден покинуть Чернигов. Возможно, у него не хватило сил, чтобы одолеть Олега. Или же Мономах решил не губить русских людей, тем более что очередной порядок престолонаследия, введенный Ярославом Мудрым, в этом споре был явно не на его стороне.

Главной резиденцией Владимира Мономаха с 1094 г. до конца занятия им киевского престола в 1113 г. станет город его детства — Переяславль-Русский. Пограничное со Степью положение Переяславля заставляло Владимира концентрироваться прежде всего на отражении половецкого натиска.

В 1095 г. Владимир был вынужден заключить мир с ханами Итларом и Китаном, выплатить им дань и отдать своего сына Святослава в заложники. Ханы и их окружение расположились в Переяславле и пировали, празднуя такое выгодное для них завершение дела. Тем временем Владимир совещался с дружиной. Его воевода Ратибор с сыновьями, а также киевский боярин Словята советовали разделаться с ханами, заперев их в зале для пиров и перестрелять через люк в потолке. В оправдание такого хода говорили: половцы сами часто нарушают договоры. В итоге так и порешили. Итлар, Китан и их ближайшее окружение были убиты. Дружинники Мономаха сумели невредимым вызволить княжича Святослава. Воины поверженных ханов были разбиты.

Ханы Тугоркан и Боняк, неудачно ходившие на Византию, решили атаковать Русь. Боняк с ходу вторгся на Киевщину в мае 1096 г. Святополк и Владимир Мономах тогда были заняты борьбой с Олегом Святославичем. Воспользовавшись этим, Боняк разграбил сельскую округу Киева, спалил княжеский терем в Берестове. Одновременно с Боняком в Переяславских владениях Мономаха на восточном побережье Днепра бесчинствовал хан Куря. Успехи Боняка и Кури ускорили вторжение на юг Руси еще одного половецкого вождя, Тугоркана с сыном. 31 мая он осадил Переяславль, но уже 19 июля полки, ведомые Владимиром Мономахом и Святополком Киевским, разбили кыпчаков у Зарубинского брода на Днепре. Здесь погиб хан Тугоркан (Тугарин Змеевич русских былин). Тело Тугоркана нашел и похоронил у Берестова великий киевский князь Святополк. После разгрома Тугоркана русские впервые захватили у своих степных противников множество пленников, скота и другой добычи. Поражение и смерть Тугоркана заставили Боняка и Курю покинуть русские пределы, но уходили они с большой добычей и полоном.

В ходе этих битв Олег Черниговский не собирался оказывать помощь своим кузенам. По сути, он оставался, как и ранее, союзником половцев. В итоге Владимир и Святополк вынудили Олега бежать из Чернигова в Стародуб. Однако оттуда Олег двинулся на северо-восток Руси и принялся воевать города, где сидели сыновья Мономаха. Он взял Муром, Суздаль, Ростов. В одной из стычек с Олегом погиб один из сыновей Владимира Мономаха. В конце концов Олег был разбит своим крестником — старшим сыном Владимира Мономаха Мстиславом, князем Новгородским, а сам Владимир Мономах вместо мести обратился к Олегу с письмом. Он звал Олега на переговоры о Чернигове, предлагал Олегу прекратить «дружбу» с кочевниками и присоединиться к его борьбе с половцами. «Письмо к Олегу» произвело огромное впечатление на современников. Его так часто переписывали, что оно дошло до нас в многочисленных списках.

Конечно, «Письмо Олегу» было написано Мономахом не от хорошей жизни. В 1097 г. степняки предприняли новый натиск на Южную Русь. 19 июня 1097 г. Владимир Мономах и Святополк II Киевский разбили одно половецкое войско на реке Трубеж, но другая половецкая орда разграбила киевские предместья. Эта беда заставила всех старших князей собраться на съезд в Любече. Все осознали, как опасны усобицы перед лицом половецкой угрозы. Идея организации общекняжеских походов на Великую степь все более занимала русскую элиту. Кроме того, Олег Святославич, разбитый Мстиславом и бывший прежде союзником половцев, выглядел, по замыслу Мономаха — главного организатора Любечевского съезда князей, не лучшим претендентом на обладание Черниговским столом. Владимир Мономах рассчитывал в ходе дипломатических ухищрений добиться на этом съезде возвращения ему Черниговской земли. Этого не произошло. Более того, решение съезда «Каждый держит отчину (т. е. владение отца) свою!» закрепило за Олегом и его братом Давыдом Черниговские и Новгород-Северские земли. Однако в другом важном для Владимира Мономаха вопросе — осмыслении князьями необходимости совместной борьбы всех против половцев — был сделан шаг вперед. «Зачем губим Русскую землю, сами между собой устраивая распри? — вопрошали князья. — А половцы землю нашу несут розно и рады, что между нами идут войны». Решение съезда — «Каждый держит отчину свою!» не искоренило междоусобицы, но стало одной из предпосылок возможности организации совместных общекняжеских походов на Великую степь.

Мысль об организации общерусских походов против половцев Мономах развивал на княжеских съездах: Витичевском 1100 г. и Долобском 1103 г. После Долобского съезда состоялся
— в том же 1103 г. — первый такой поход. Полки практически всех значимых русских князей собрались в урочище Сутень на Днепре и 4 апреля 1103 г. нанесли поражение половцам. Погибли хан Урусоба и 19 других половецких правителей.

В 1107 г. кыпчаки попытались нанести ответный удар. В мае хан Боняк осадил город Лубен в Переяславском княжестве Мономаха. Владимир, объединившись со Святополком Киевским, отогнал степняков от Лубена. Бросив добычу, половцы ретировались в степь. Боняк вступил в переговоры с русскими князьями. Заключили мир, подкрепленный династическими браками: сын Владимира Мономаха Юрий (Долгорукий) взял в жены дочь хана Аелы; на ее сестре женился и сын Олега Черниговского Святослав — будущий союзник Юрия Долгорукого по междоусобицам. С их пиром 1147 г. в Москве связано первое летописное упоминание нашей столицы. Святослав Ольгович являлся также отцом знаменитого князя Игоря, главного героя «Слова о полку Игореве», совершившего свой неудачный поход на половцев в 1185 г.

Поскольку половцы не имели государства, мир с ними не мог быть долгим. Если одни ханы и соблюдали его, то другие не считали себя связанными этим договором. Нападения кочевников возобновились. Далее последовали общерусские походы 1109, 1110 и 1111 гг.

Особенно опустошительным для кыпчаков и победоносным для русских стал поход 1111 г. Ряд ханов собирался нанести Руси новый удар. Однако небольшая дружина из воинов Владимира Мономаха под предводительством воеводы Дмитра совершила вылазку в Степь и разведала планы противника. 26 февраля 1111 г. в Великую степь под началом Владимира Мономаха двинулись почти все русские князья, включая Святополка Киевского. Впереди воинов тогда ехали священники. Они читали библейские тексты, пели псалмы и несли кресты. В глубине Половецкой степи русские захватили столицу кыпчаков Шарукань и город Сугров. Шарукан пытался увести основные силы степняков, но 26 марта 1111 г. русские их нагнали. Сражение на Сальнице завершилось полной победой русских. Летописцы уверяли, что весть о разгроме «поганых» (язычников-половцев) дойдет до Польши, Чехии, Венгрии и самого Рима. Некоторые историки называют поход 1111 г. Крестовым походом Мономаха на степняков.

Кто знает, может быть, Владимир действительно вдохновлялся подвигами своих зарубежных братьев-крестоносцев. Его двоюродный брат, сын дочери Ярослава Мудрого Анны — французский король Филипп I много сил вложил в организацию похода французских крестоносцев для освобождения Святой Земли. Другой французский кузен Мономаха, младший сын Анны Ярославны — Гуго возглавил французских крестоносцев в этом победоносном для них походе. Раскол западной и восточной христианских церквей уже состоялся (1054), но во времена Владимира Мономаха на Руси его еще не начали переживать с такой остротой и ненавистью к «еретикам»-католикам, как это случится позже.

В ходе русского натиска на Великую степь потерпели поражение знаменитые ханы Боняк и Куря. Погиб Шарукан — враг и зять великого киевского князя Святополка II (в 1095 г. для заключения мира после разгрома на Стугне Святополк вынужден был породниться со степным вождем). В борьбе с половцами Владимир Мономах был беспощаден. Он даже не отпускал за выкуп пленных ханов и знатных половцев, приказывал их казнить. Ужас охватил Половецкую степь. Половецкие матери, по версии автора «Слова о погибели русской земли», пугали детей именем Мономаха, как в свое время русские женщины стращали своих чад Тугарином Змеевичем, чьим прототипом являлся половецкий хан Тугоркан. Колесо фортуны повернулось, и теперь на Русь из Степи потекли золото, серебро, табуны коней и пленники. В великое княжение Владимира Мономаха в Киеве (1113-1125) его сын Ярополк, который отвагой и военным дарованием напоминал своего пращура Святослава Игоревича, дважды ходил в Степь. В 1116 г. он захватил 3 половецких города. Когда же Владимир отправил его в Степь в следующий раз, молодой князь просто не нашел половцев. Они откочевали подальше от русской границы: к Волге, Азовскому морю, а орда хана Отрака, перевалив Кавказский хребет, ушла служить грузинскому царю Давиду Строителю. Половцы затихли и до конца жизни Владимира Мономаха не тревожили Русь.
Помимо военных баталий и дипломатических игр, Владимир Мономах в 1094 — 1097 гг. интенсивно работал над своими литературными сочинениями. Он составил свое знаменитое «Поучение детям», куда вошла и его «Летопись жизни», своеобразный отчет о военных походах и прочих важных с точки зрения Владимира Мономаха делах. «Поучение» Владимира Мономаха оказалось одним из самых востребованных публицистических сочинений Древней Руси. Оно дошло до нас в многочисленных списках, что свидетельствует о том, что его читали не только в княжеско-дружинной среде, но и все образованные русские люди XIII-XVII вв.

Однако одной из практических задач Мономаха при составлении им публицистических произведений («Поучение детям», «Летопись жизни», «Письмо Олегу») была борьба за киевский и черниговский столы. Любичевский съезд мало способствовал реализации этих стремлений князя. После 1097 г. он, видимо, охладел к своим потайным мечтам, уже мало занимался публицистикой и сконцентрировался на достижении той цели, которая в конечном итоге и приведет его на великокняжеский престол — Мономах стал главным организатором общекняжеских походов на половцев.

Из внутриполитических побед стоит отметить его неоспоримое влияние в Новгороде. Этот город, главный соперник Киева по общерусской значимости, не входил в старшинство городов, которые по замыслу Ярослава Мудрого должны были переходить по родовой лестнице. В Новгороде обычно сидел сын великого князя киевского. В 1102 г. Святополк попытался направить новгородцам своего сына, чтобы тот заменил сидевшего на новгородском столе сына Владимира Мономаха — Мстислава. «Если у твоего сына две головы, — ответили новгородцы, — то присылай его нам!» В итоге Новгород остался за первенцем Мономаха.

Великое княжение Владимира Мономаха

В 1113 г. свершилась заветная мечта Мономаха. Он наконец стал великим князем киевским. Причем сел Владимир на киевский трон своего отца и деда не путем заговора, а решением народа. Смерть великого князя Святополка II вызвала в Киеве восстание против ростовщиков, которым покровительствовал великий князь, быть может, получая за то часть их прибыли. За купу (заём) ростовщики брали 200-300 %. Должники вынуждены были продавать жен, детей, а потом и себя в уплату долгов. Это коснулось сотен семей. Они потеряли свободу: из людей (так древнерусский кодекс законов «Русская правда» именовал свободных) превращались в закупов (зависимых должников), а еще хуже — в челядь (рабов). Но в день смерти великого князя Святополка наступила расплата. Ростовщики, многие из которых являлись потомками хазарских купцов-иудеев, переведенных в Киев князем Святославом после разгрома им Хазарии, были перебиты. Хаос, который царил в Киеве, и опасность перехода ярости бедных людей на бояр и состоятельных горожан заставили последних обратиться к самому авторитетному князю Руси Владимиру Мономаху с призывом сесть на киевский престол (4 мая 1113 г.). Владимир принял это предложение.
Никто из князей, даже Олег Черниговский, который был старше Мономаха по родовому счету, не воспротивился такому исходу дела.

Мономах быстро разрешил проблему должников. Он издал новый закон «Устав о резах» (процентах). Никто не мог брать с закупов (должников) выше 50 % годовых и держать насильно их на своем дворе в работниках, если они просили отпустить их, чтобы найти средства для возвращения долга. Закупы, 3 года проработавшие на кредитора, считались уплатившими долг и резы по нему. «Устав о резах» стал одной из частей древнерусского законодательства «Русской правды». Известный петербургский историк И. Я. Фроянов справедливо заметил, что «Устав о резах» снизил социальную напряженность в древнерусском обществе (Фроянов И. Я. Древняя Русь IX-XIII веков. Народные движения. Княжеская и вечевая власть. М., 2012. С. 201).

На великое княжение Владимира Мономаха в Киеве (1113 — 1125), а потом и его старшего сына Мстислава (1125 — 1132) приходится период последнего усиления центральной власти в Киевской Руси. Продолжая линию, которую вел в свое время его отец Всеволод Ярославич, Владимир Мономах стремился сосредоточить в руках своей семьи наибольшее количество древнерусских столов. К 1125 г. около трех четвертей всех волостей Руси значилось за Владимиром и его сыновьями. В частности, Владимир отдал киевский пригород Белгород своему первенцу Мстиславу (1117). В Новгороде утвердил внука — Всеволода Мстиславича (1118). Сыновьям Мономаха достались Туров (1113) и Владимир на Волыни, откуда был изгнан Ярослав, сын Святополка II. В 1119 г. Владимир Мономах овладел Минском. Попытки ряда князей военным путем противостоять такой политике централизации не увенчались успехом. Скажем, Ярослав Святополчич пытался отвоевать у Мономаха Волынь в союзе с венграми, поляками и Галицкими Ростиславичами, однако проиграл и погиб в 1123 г.
Владимир Мономах активно задействовал династические браки своих детей и внуков для решения внешнеполитических и внутри-русских дел. На внучках Мономаха, дочерях его сына Мстислава, были женаты упомянутый выше Ярослав Святополчич и сын Олега Черниговского Всеволод. Сын Мономаха от первой жены Гиты — Роман взял в супруги дочь перемышльского князя Володаря Ростиславича (двоюродного брата Владимира Мономаха). Сын Мономаха от второго брака — Юрий Долгорукий был женат на дочери половецкого хана Аепы. Таким образом, Владимир Мономах пытался поддерживать мир на русско-половецкой границе не только военными средствами. Среди детей, рожденных в первом браке князя Юрия Долгорукого, был знаменитый Андрей Боголюбский (1112 — 1174), для которого впоследствии половцы оказались частыми союзниками в его междоусобиях с другими русскими князьями.

Дочь Владимира Мономаха Мария была выдана замуж за некого византийца, который выдавал себя за Льва Диогена, погибшего ранее младшего сына императора Романа IV Диогена. Это был уже второй самозванец, принявший имя Льва Диогена. Самозванец вел войну с действующим византийским императором Алексеем I Комнином. В 1116 г. русские войска были посланы на помощь «Льву Диогену», что помогло последнему закрепиться в ряде дунайских городов. Константинополь устранил самозванца 15 августа 1116 г. руками наемных убийц, но Владимир Мономах продолжил войну с Византией за интересы своего внука, сына Марии Владимировны и Лжедиогена — «царевича» Василия (вскоре погиб). Закончилось это последнее в истории военное столкновение Киевской Руси и Византии дипломатическими переговорами и компромиссом. В ходе переговоров греки вручили великому киевскому князю богатые дары, включавшие царские регалии (отсюда в русской традиции родилась легенда о «шапке Мономаха»). В 1122 г. внучка Мономаха Евпраксия, дочь его сына Мстислава, вышла замуж за племянника византийского императора (ПСРЛ. Т. II. С. 206, 292).

Три другие Мстиславны были выданы за иностранных монархов: Малфрид Мстиславна — за короля Норвегии; Евфросинья Мстиславна — за короля Венгрии; Ингеборг Мстиславна — за сына датского принца Кнута Лаварда, короля бодричей (одно из крупнейших племен полабских славян).

Законодательные, военные, дипломатические и династические начинания великого князя Владимира Мономаха не помешали ему позаботиться о том, каким образом будет сохранена история его эпохи и вообще история Руси. Отдельные летописные записи велись в Новгороде и Киеве еще с конца X в. При Ярославе Мудром, возможно, был составлен первый систематический летописный свод. Все это легло в основу «Повести временных лет» (ПВЛ), которую в правление великого князя киевского Святополка II составил монах Киево-Печерского монастыря Нестор, доведя до 1113 г. По приказу Владимира Мономаха «Повесть временных лет» дважды редактировалась. В 1116 г. игуменом Киевского Выдубицкого монастыря Сильвестром, политическим сторонником Мономаха. Эта редакция дошла до нас в Лаврентьевской летописи (по имени монаха, переписавшего ее в XV в.). Еще раз ПВЛ редактировалась в 1118 г. В данной редакции участвовали сын Мономаха Мстислав и привезенные им с севера ученые новгородские монахи. Эту версию ПВЛ мы знаем по Ипатьевскому списку (название по монастырю, где был впервые обнаружен текст).

Завершился жизненный путь Владимира Мономаха 19 мая 1125 г. Он был погребен в Святой Софии подле захоронения своего отца Всеволода. Власть в Киеве по завещанию Владимира Мономаха отошла его сыну Мстиславу, который сумел продолжить внешнюю и внутреннюю политику отца и получил прозвище Великий (1125 — 1132).
Подводя итог свершениям Владимира Мономаха в русской истории, хочется обратиться к мнению его ближайших потомков. «Народ плакал по нем, засвидетельствовал летописец, — как дети плачут по отце или матери. Слава его прошла по всем странам, особенно же он был страшен поганым; был он братолюбец и нищелюбец и добрый страдалец за Русскую землю».

За несколько лет до страшного потрясения Руси — нашествия Батыя — было написано «Слово о погибели Русской земли». Его автор буквально воспел эпоху Владимира Мономаха и самого этого князя. Мешая историческую правду с героическим мифом, автор обрисовывает границы единой Руси. Они тянутся от Польши и Венгрии к Литве и Ливонскому ордену, через Карелию достигают шведских пределов, устремляются на север, а на востоке упираются во владения Волжской Булгарии, земли буртасов, мордвы и удмуртов. И везде в великое княжение Владимира Мономаха царили мир, порядок и справедливость.

Внешние соседи не решались пренебрегать мнением Мономаха, «…которым то половци дети своя полошаху в колыбели, а литва из болота на свет не выникываху, а угри твердяху каменыи городы железными вороты, абы на них великий Володимер тамо не въехал». И даже византийский император «великыя дары посылаша к нему, абы под ним великый князь Володимер Цесаря-города (Царьграда) не взял».

Черникова Т. В.,
к. и.н., доцент МГИМО (У)

Персонажи и ситуации

Ярославичи. Первый из сыновей Ярослава Мудрого — Илья известен только по имени. Очевидно, он скончался еще ребенком. Следующий сын, Владимир, сидел в Новгороде и долгое время считался наследником отца. Но он умер раньше родителя — в 1051 г. В итоге к моменту составления знаменитого Завещания 1054 г. Ярослава Мудрого, которое ввело очередной порядок престолонаследия на Руси, у Ярослава в живых оставалось 5 взрослых преемников: сыновья, племянник и внук Ростислав Владимирович. Очередной, или лествичный, порядок престолонаследия означал, что трон наследуется не прямым порядком от отца к старшему сыну, а переходит к старшему в роду, чаще всего от брата к брату. У самого Ярослава не было братьев, которые могли бы претендовать на трон. Он очертил круг своих сыновей- наследников тремя старшими: Изяслав, Святослав и Всеволод должны были по очереди наследовать друг у друга киевский стол.

Василько Теребовльский — один из сыновей «выбывшего из очереди» старшего внука Ярослава Мудрого Ростислава. После смерти Ростислава в Тмутаракани, подстроенной византийцами, его дети Рюрик, Володарь и Василько оказались окончательно без уделов. Тогда они вспомнили, что некогда Ярослав Мудрый выделил их отцу «медвежий угол» на юго- западе Руси. Они двинулись туда, чтобы мечем отвоевать свои владения. Ростиславичи прославились военными подвигами и верностью дружинным традициям. Они щедро одаривали своих воинов и бояр, что привлекло к ним на службу немало храбрых вольных воинов со всех концов Руси. На землях, которые чуть позже станут называться Галицией, братья основали три княжества — Звенигородское, Перемышльское и Теребовльское. После ухода Рюрика в монастырь осталось два княжества. Звенигородско-Перемышльское, где сидел Володарь, и Теребовльское — Васильки. После поражения в X в. от Владимира I отсюда ушли к Адриатике остатки племенного союза хорватов, поэтому галицкие земли оказались малозаселенными и в этническом плане неопределившимися. Ростиславичи населяли их захваченными в русских междоусобицах и пограничных войнах с соседними Руси странами пленниками — русскими, поляками, венграми, половцами. Принимали они и расселяли беженцев, вытесняемых с юга Руси половецкой агрессией.

Рогволожьи внуки — династия, берущая начало от старшего сына Владимира от его первой жены Рогнеды Изяслава. Будучи мальчиком, Изяслав вступился за мать, которую Владимир предполагал казнить за покушение на свою жизнь. Владимир взял Рогнеду насильно, разгромив и казнив ее отца Рогволода и ее братьев за отказ выдать Рогнеду за него, что означало тогда союз Владимира князя новгородского, и Рогволода, князя полоцкого, против Ярополка Киевского. Владимир пощадил Рогнеду, но обозвал сына Рогволожьим внуком, удалил его от себя, дав в удел Полоцк, город его деда по матери.

Вотчина — земельный участок, который находился в безусловной частной собственности владельца, на котором он с помощью своей челяди (холопов, закупов, рядовичей), а также зависимых крестьян организовывал свое земледельческое хозяйство. Вотчинное хозяйство XI- XIII вв. носило натуральный характер. Оно снабжало господина и его людей всем необходимым для жизни. В этом состояла одна из причин ослабления связей между областями и центром

 


  • Здравствуйте Господа! Пожалуйста, поддержите проект! На содержание сайта каждый месяц уходит деньги ($) и горы энтузиазма. 🙁 Если наш сайт помог Вам и Вы хотите поддержать проект 🙂 , то можно сделать это, перечислив денежные средства любым из следующих способов. Путём перечисления электронных денег:
  1. R819906736816 (wmr) рубли.
  2. Z177913641953 (wmz) доллары.
  3. E810620923590 (wme)евро.
  4. Payeer-кошелёк: P34018761
  5. Киви-кошелёк (qiwi): +998935323888
  6. DonationAlerts: http://www.donationalerts.ru/r/veknoviy
  • Полученная помощь будет использована и направлена на продолжение развития ресурса, Оплата хостинга и Домена.
Мономах Владимир Всеволодович Обновлено: Январь 27, 2017 Автором: admin

1 комментарий: Мономах Владимир Всеволодович

Добавить комментарий

Пожалуйста, поддержите проект
Помощь сайту:
  1. R819906736816 (wmr) рубли.
  2. Z177913641953 (wmz) доллары.
  3. E810620923590 (wme)евро.
  4. Payeer-кошелёк: P34018761
  5. Киви-кошелёк (qiwi): +998935323888
  6. DonationAlerts: http://www.donationalerts.ru/r/veknoviy Полученная помощь будет использована и направлена на продолжение развития ресурса, Оплата хостинга и Домена.