Всемирная История
История

Шейн Михаил Борисович

Сражения и победы

Полководец и государственный деятель России XVII века, герой обороны Смоленска во время Смуты и антигерой Смоленской войны 1632-1634 гг., окольничий (1605), боярин и воевода.
20-месячная оборона города, связавшая руки Сигизмунду III, способствовала росту патриотического движения в России и — в итоге — победе Второго ополчения Пожарского и Минина. Обвинение же в измене во время Смоленской войны историками давно отвергнуто. Судьба одного человека оказалась переплетена с судьбой одного города.
Михаил Борисович Шейн был (представителем старомосковской знати. Его род был ответвлением знаменитого московского рода Морозовых.
sheinmОтец, Борис Васильевич Шейн, принимал участие в Ливонской войне. Летом 1579 г. царь Иван Васильевич Грозный назначил его командующим армии, отправленной на помощь Полоцку, осажденному польско-литовской армией короля Стефана Батория. Борис Васильевич должен был либо пробиться в город и укрепить гарнизон, либо занять крепость Сокол и совершать на противника набеги и препятствовать его сообщению с Литвой.

Однако воеводе удалось выполнить задуманное лишь частично. Пробиться к Полоцку не удалось.
Шейн занял Сокол и пытался вынудить Батория к отступлению, распуская слухи о подходе большой русской армии, возглавляемой царем. Противник не поддался на дезинформацию, усилил давление на осажденных. Диверсионные рейды, предпринимаемые Б.

В. Шейным из крепости Сокол, в целом оказались безуспешными, и 30 августа 1579 г. Полоцк пал. После этого Баторий отправил 5-тысячный отряд к Соколу. Осада началась 19 сентября. Гарнизон отчаянно защищался, но 25 сентября 1579 г. крепость пала и большинство защитников погибло. Сам воевода Борис Васильевич Шейн погиб во время штурма, его труп был обезображен поляками. После себя Борис Васильевич оставил двоих сыновей: Дениса и нашего героя — Михаила.

Как прошло детство сыновей Шейна, нам не известно, но можно предположить, что рассказы об отце, его верности долгу, героизме и мученической кончине, без сомнения, составляли значительную часть воспитания мальчиков. В 1588 г. Михаил и Денис упоминаются в боярском списке с чином жильцов. Жильцами называли представителей служилого сословия, обязанных проживать в Москве, они охраняли царя, выполняли различные его поручения, развозили царские грамоты. Для знатной молодежи, достигшей четырнадцатилетнего возраста, именно с этого чина начиналась служба. Поэтому можно предположить, что М. Б. Шейн родился около 1574/75 г.

В апреле 1598 г. стало известно, что крымский хан Гази-Гирей планирует большой поход на Российское царство. Для отражения вторжения Борис Федорович Годунов отправился с войском в Серпухов, среди рынд, его охранявших, был и М. Б. Шейн, которому к этому времени должно было быть около 24 лет. Сражения не произошло, вместо неудержимых наездников хан послал послов. Начались переговоры. В Москву Борис Годунов вернулся победителем, и Земский собор 1598 г., в котором принял участие и молодой Михаил Шейн, избрал вчерашнего опричника, конюшего боярина царем Русского государства.

С новым царем отпрыск старо-московского боярского рода связывал надежды на быструю карьеру и укрепление позиций своего рода при дворе. Исследователи давно обратили внимание, что М. Б. Шейн породнился с царем, женившись на Марии, дочери М. О. Годунова. Кроме этого, Михаил азартно местничает со сослуживцами, защищая тем самым высокое положение своей семьи. Так, уже во время похода в Серпухов 1598 г. он заместничал с князем А. А. Телятевским, позднее, в 1600 г., получив назначение в Пронск, «бил челом государю» на И. Басманова. Местнический суд затянулся, и в итоге Шейну не пришлось выполнять службу, которая могла повредить чести его семьи или, как тогда говорили, привести к местнической «потерьке». Местничал Михаил и с князем И. С. Куракиным из-за того, что князь Куракин на пиру сидел в большом столе, а он, сын защитника Сокола, смотрел «в кривой стол». И хотя суд местникам дан не был, при следующем пире Михаил уже смотрел «в большой стол».

Далее не будем перечислять все случаи местнических столкновений, прямым инициатором которых был наш герой. Читая данные об этих придворных склоках, может создаться впечатление, что Михаил Борисович был мелочен, и, наверное, глядя из современности, мы будем правы. Однако это не так. В России того времени были очень сильны представления о коллективной родовой памяти, каждый успех, шаг вверх представителя семьи вели семью и весь род вверх, но стоило оступиться, и род тоже терял свои позиции. В этом контексте были опасны для родовой чести опалы, измены, которые могли выбросить семью вообще из круга элиты. Именно поэтому знать того времени тщательно собирала и копила все успехи семьи от самых маленьких до самых значительных и, наоборот, стремилась предать забвению провалы. Все зорко следили за служебными назначениями, распределениями мест при пирах и церемониях, малейшее подозрение на угрозу чести — били челом о местах. Иногда создается впечатление, что знать таким образом саботировала царские распоряжения, но это не так. Чаще всего мест-ники удовлетворялись объявлением этой службы… без мест, что сохраняло status quo.

skremilМихаил Шейн, сирота, начав службу, должен был не просто сохранить накопленную честь рода, но и отвоевать утерянные позиции — именно этим можно объяснить его активное местничество. Но обратим внимание на такие черты характера нашего героя: решительность, неуступчивость и определенная неуживчивость или, если так можно выразиться, ершистость.
Видимо, стремлением «увеличить» родовую честь, можно объяснить попытки Михаила добиться получения более значительного назначения. Так, 21 декабря 1601 г. он «ударил челом в Астрахань». Назначение не состоялось, но его назначили в важный северокавказский плацдарм русского влияния — крепость Терки. Впрочем, и это назначение не состоялось.
Городские старосты получали наказы четко, очерчивающие круг их обязанностей:

«…и беречи того накрепко, чтоб единолично на посаде и в слободах воровства и грабежей, и всякого дурна, и корчем, и зерни, и блядни ниукаго не было… изб и мылен летом не топили. ..ив ночи б никто с огнем не сидел»

Придворные треволнения вскоре сменились на грозные будни. Голод, охвативший всю страну, привел к социальному взрыву. Мятежи холопов и крестьян охватили множество уездов страны, на границах зрело недовольство служилой мелкоты и провинциальных мелкопоместных дворян, в среде высшей знати антикризисные меры, предпринятые Борисом Годуновым, тоже восторгов не вызывали.

Для подавления крестьянских выступлений правительство активно рассылает карательные отряды в различные уезды. В сентябре — ноябре 1602 г. М. Б. Шейн вместе с А. И. Безобразовым наводил порядок в Волоколамске. После этого он вернулся в Москву и получил назначение в Новосиль, где пробыл до 17 октября 1603 г. Вскоре произошло событие, круто изменившее ход событий и повлиявшее на судьбы большинства русских людей, и М. Б. Шейн тут не исключение.

В октябре 1604 г. границу пересек отряд из казаков и наемников, возглавляемый человеком, о котором говорили, что это чудом спасшийся царевич Дмитрий. Так началась Димитриада. Самозванцу удалось взять несколько порубежных городов: Моравск, Чернигов, Путивль. 18 декабря 1604 г. под Новгородом-Северским было разбито царское войско, возглавляемое кн. Ф. И. Мстиславским. Ситуация становилась угрожающей, среди посадских, служилых, дворян распространялись слухи, что вторгнувшийся отряд возглавляет именно Дмитрий Иванович. В гарнизонах приграничных крепостей усиливалось брожение,
необходимы были решительные меры, дабы задушить назревающий взрыв недовольства.

21 января 1605 г. у деревни Добрыничи состоялось второе сражение между войсками Самозванца и царского воеводы кн. Ф. И. Мстиславского. На этот раз победа была одержана правительственными силами. В Москву с победной вестью был направлен Михаил Борисович Шейн, получивший за боевые заслуги чин окольничего. Однако этот успех так и не переломил ситуацию. Вскоре на сторону Гришки Отрепьева стали переходить царские воеводы с войсками, и 20 июня 1605 г. он торжественно въехал в Кремль.
М. Б. Шейн, как и другие, присягнул на верность новому царю. Однако поначалу Лжедмитрий держал его на удалении от своей особы, так как был на него сердит. Потом же, напротив, стал звать его к себе, планируя, что Михаил возглавит «совет окольничих» при царской особе. Как видим, Самозванец оценил Шейна, почувствовав в нем сильный цельный характер. Но новый переворот и восшествие на престол Василия Шуйского похоронили для М. Б. Шейна этот карьерный проект. В 1606-1607 гг. Шейн принял активное участие в подавлении восстания И. И. Болотникова. Новый царь тоже оценил профессионализм Михаила и пожаловал его боярством. Так наш герой вернул утерянные позиции для своего рода и вошел в правительственную элиту.

В конце 1607 г. боярин Шейн получил назначение первым воеводой в Смоленск, в город, с которым будут связаны и его высочайший взлет, и, позднее, его падение. К этому времени Михаил Борисович был уже опытным 33-летним человеком. В город своего назначения он, как это было принято, отправился с семьей.
«Хозяйство» ему досталось более чем внушительное. Вот что пишет полковник Б. П. Фролов: «Расположенный на левом берегу Днепра город был превращен в первоклассную крепость, укрепления которой возводились в течение 16 лет (1586-1602 гг.) под руководством выдающегося фортификатора того времени Федора Савельева. Их основу составляла мощная каменная стена с 38 башнями высотой до 21 м. Высота наиболее укрепленной из них — Фроловской, находившейся ближе к Днепру, достигала 33 м. Девять башен имели ворота, трое из которых были оборудованы опускающимися железными решетками («герсами»). Протяженность крепостной стены составляла 6,5 км, толщина — 5-6,5 м, высота — 13-19 м. Ее фундамент, облицованный на высоту 1-3 м крупным белым камнем, был заложен на глубину более 4 м, что в случае осады крепости затрудняло противнику ведение минной атаки). Для обнаружения подкопов снаружи на удалении 8 — 10 м от крепостной стены были оборудованы так называемые слухи — крытые траншеи глубиной более 2 м и шириной до 1,5 м. Их стенки обшивались жердями, а перекрытие состояло из накатника, засыпанного 70- сантиметровым слоем земли».

Первым делом Шейн наладил разведывательную работу, сохранилось несколько документов, сообщающих о рассылке им лазутчиков, которые сообщали о продвижении отрядов по ль ско-литовской шляхты. Уже летом 1608 г. он стал получать постоянные донесения из приграничных районов Литвы. Кроме этого, он озаботился улучшением обороноспособности вверенного ему города и наведением порядка.

«Мы подготовили перед стенами множество мин, начиненных порохом. Когда подожгли мины, а пушки и рушницы начали производить страшный грохот, настал Судный день»
Николай Мархоцкий

Принятые меры оказались своевременны. Уже в июне 1608 г. стало известно, что к Смоленску приближается 7-тысячный отряд Яна-Петра Сапеги. В это же время сторонники Лжедмитрия II, «тушинского вора», захватили соседние со Смоленском уезды. В таких условиях смоленское дворянство не желало покидать родные земли, опасаясь того, что, оставив их без защиты, они отдадут свои земли на разграбление тушинцам. В Москве же от Шейна требовали, чтобы он направил столице на помощь смоленское дворянство. В этих условиях воеводе удалось путем компромиссов сохранить лояльность Смоленска Василию Шуйскому. В октябре 1608 г. смоленские дворяне отбили у тушинцев Дорогобуж, а зимой
1609г. вскрыли заговор Ивана Зубова, агитировавшего смолян за Лжедмитрия II.

kartasИменно в это время в Смоленске возрастает роль М. Б. Шейна. Он показывает себя уже не только как умелым и способным командиром, но и сильным администратором. В своей работе Шейн опирался не только на дворян, но и на духовенство и посад Смоленска.

К лету 1609 г. обстановка вокруг Смоленска резко ухудшилась. Начались частые набеги по ль ско-литовских отрядов. Агентура Шейна докладывала о сосредоточении крупных сил. Становилось понятно, что вскоре последует вторжение королевской армии. Боярин начинает активно готовиться к защите города: приказывает набирать даточных людей в дворянских поместьях и архиепископских и монастырских вотчинах. Подготавливаются росписи артиллерии, посадского населения. Распределен гарнизон по башням. В последнюю декаду августа 1609 г. Шейн, по сути, создал армию обороны, насчитывающую около 5,5 тысячи человек и 200 пушек на крепостных стенах. Эту армию он разделил на четыре отряда. Основной отряд нес караульную службу в крепости, второй размещался в Заднепровье, два других составляли резерв. 13 сентября 1609 г. М. Б. Шейн ввел осадное положение, а 16 сентября к Смоленску подошли передовые части польской армии. 21 сентября 1609 г. пришли основные силы польской армии во главе с королем Сигизмундом — началась осада.
Осада Смоленска. Б. Чориков

osadasОсада была длительной и тяжелой. Полякам не удалось с ходу овладеть Смоленском, Шейну же в сложившихся условиях не оставалось ждать деблокирующего удара. Смоляне демонстрировали чудеса героизма, совершая частые вылазки, в одной из которых даже смогли захватить польское знамя. С зимы 1610 г. начинается подкопная война. Поляки пытались подкопаться под крепостные стены и взорвать их, а защитники города делали в свою очередь контрподкопы, засады на вражеских саперов.
Несмотря на тяжесть сложившейся ситуации, Шейн не терял присутствия духа и командирскую хватку, следя за строгим исполнением приказов, надлежащим исполнением караульной и противопожарной службы.
Спокойная решимость бороться до конца, готовность умереть сквозит и в его письме князю Голицыну.

«…и яз на Государеве службе в Смоленске, в осаде от Короля, Октября по 10 день, жив до воли Божией, а вперед, государь, на Божью волю полагаю. Да будет, государь князь Ондрей Васильевич, мне в осаде случиться за Бога да за Государя смерть, и тебе б государю моему пожаловать, меня во всем простить, а тебя, государя моего, во всем Бог простит…»

В ответ же получили мрачное: «Если правда то, что вы говорите, то ступайте к столице, чья столица будет, того и мы»
Ничто не влияло на решимость смолян и их воеводы москвича М. Б. Шейна не сдавать город полякам. Когда в польском лагере стало известно, что в Москве готовы пойти на условия польской стороны, то был устроен триумф, осажденным сообщили, чтобы они, так же, как и столица, сдались.
Последний штурм Смоленска начался 3 июня 1611 г. Шейн непосредственно руководил защитой города, на западной стороне крепости, где удалось отбить штурмовавших, но на восточной части противнику удалось прорваться. Начались уличные бои.
Современные историки уточняют место, где воевода бился до конца, прежде чем стать пленником, — это была Коломенская башня. Смоленск пал, завершилась 20-месячная оборона города, связавшая руки Сигизмунду III и поспособствовавшая росту патриотического движения в России и в конечном итоге победе Второго ополчения кн. Д. М. Пожарского и К. Минина.

«Сам Шейн, старший в крепости, долго оборонялся на одной из башен, но был взят в плен. К тому времени московитян в крепости осталось немного: вымерли от начавшегося во время долгой осады морового поветрия. Но некоторые из них были столь упорны, что, не желая попасть в руки нашим, начиняли свои одежды порохом и подносили огонь»
Николай Мархоцкий

Вместе с семьей раненый Шейн провел в плену долгих восемь лет, вернувшись на Родину в 1619 г., где сразу был приближен патриархом Филаретом — отцом царя Михаила Федоровича. Его опыт и административные умения оказались востребованы в новой России. В 1620-1621 и 1625-1628 гг. Шейн возглавлял один из сыскных приказов, с 1628 г. — Пушкарский приказ. В 1620 — начале 1630-х участвовал в многочисленных дипломатических переговорах. А вскоре вспомнили и о его военных дарованиях.

После долгих колебаний 20 июня 1632 г. Польше была объявлена война. Армию, направленную для освобождения Смоленска, возглавил М. Б. Шейн. Под его командование был поставлен значительный иностранный контингент. 5 декабря 1632 г. армия подошла к Смоленску. Шейн начинает осаду, однако добиться полной блокады города не удалось. Только в марте 1633 г. из Москвы добралась осадная артиллерия, что позволило начать систематические артобстрелы крепости. Однако 59-лет нему воеводевтот момент не хватило решительности.

Историки с удивлением отмечают, что всегда деятельный М. Б. Шейн в это время фактически устранился от командования. Фатальность промедления стала очевидна к августу 1633 г., когда к Смоленску подошло королевское войско и баланс сил стал не в пользу русской армии. Польские отряды стали перерезать коммуникации противника, в то время как дисциплина в отрядах Шейна неуклонно падала, началось массовое дезертирство. Дело в том, что еще с июля из русских полков, стоявших под Смоленском, стало разъезжаться много ратных людей — землевладельцев южных областей вследствие нападения на их вотчины и поместья крымского царевича Мумарак-Гирея. Они стремились теперь прежде всего спасти свои семьи и имущество.

В сентябре 1633 г. поляки начали активное наступление на армию Шейна. Значительно поредевшая (в первую очередь от дезертирства), она уже не могла удерживать широкий фронт — началось постепенное отступление. 9 октября 1633 г. армия была окружена, Шейн, не хотевший бросать тяжелую осадную артиллерию, приказал изготовиться к обороне и рыть новые окопы. Осажденная армия Шейна страдала от болезней, нехватки продовольствия и дров. В конце ноября 1633 г. русские попытались сделать вылазку из осажденного лагеря, но ничего не получилось. В лагере распространялись слухи об измене, подозревали иностранных солдат, росло взаимное недоверие. Так, на военном совете, состоявшемся 2 декабря 1633 г., Александр Лесли обвинил в измене полковника Сандерсона и застрелил его на глазах воеводы Шейна.

В январе 1634 г. по инициативе польского короля Владислава начались переговоры. В феврале 1634 г. Шейн капитулировал. Воевода добился права вернуться в Москву сохранив знамена, 12 полевых орудий, «холодное оружие и мушкеты с зарядами», но оставив неприятелю всю осадную артиллерию и лагерное имущество. Узнав про это, князь Прозоровский попытался взорвать наряд и пороховые запасы, но М. Б. Шейн не позволил этого сделать. Всего с воеводой Шейным из-под Смоленска ушло 8056 человек. Еще 2004 человека больных и раненых остались в лагере на излечении. По условиям соглашения после выздоровления они должны были вернуться в Россию.
Поражение больно ударило по престижу Российского царства, реакция на него в Москве была крайне болезненной. Бояре, которых Шейн настроил против себя, обвинили его в государственной измене. 28 апреля 1634 г. Михаил Борисович Шейн был казнен.

Так судьба одного человека оказалась переплетена с судьбой одного города. Со Смоленском был связан его высший взлет, с ним же оказался связан и его позор. Зависть и раздражение соперников, личные ошибки превратили его в изменника, как гласило обвинение. Но… семьи спасенных им солдат и командиров смотрели на это по-другому, наверняка вознося за него благодарственные молитвы… Обвинение же в измене этого решительного человека историки давно отвергли. «Время — честный старик, оно все расставит по местам».

Моисеев М. В., к.и.н.


  • Здравствуйте Господа! Пожалуйста, поддержите проект! На содержание сайта каждый месяц уходит деньги ($) и горы энтузиазма. 🙁 Если наш сайт помог Вам и Вы хотите поддержать проект 🙂 , то можно сделать это, перечислив денежные средства любым из следующих способов. Путём перечисления электронных денег:
  1. R819906736816 (wmr) рубли.
  2. Z177913641953 (wmz) доллары.
  3. E810620923590 (wme)евро.
  4. Payeer-кошелёк: P34018761
  5. Киви-кошелёк (qiwi): +998935323888
  6. DonationAlerts: http://www.donationalerts.ru/r/veknoviy
  • Полученная помощь будет использована и направлена на продолжение развития ресурса, Оплата хостинга и Домена.

Шейн Михаил Борисович Обновлено: Ноябрь 24, 2016 Автором: admin

Добавить комментарий

Пожалуйста, поддержите проект
Помощь сайту:
  1. R819906736816 (wmr) рубли.
  2. Z177913641953 (wmz) доллары.
  3. E810620923590 (wme)евро.
  4. Payeer-кошелёк: P34018761
  5. Киви-кошелёк (qiwi): +998935323888
  6. DonationAlerts: http://www.donationalerts.ru/r/veknoviy Полученная помощь будет использована и направлена на продолжение развития ресурса, Оплата хостинга и Домена.