Всемирная История
История

Врангель Петр Николаевич

Сражения и победы

Русский военачальник, участник русско японской и Первой мировой войн, генерал лейтенант (1918), Георгиевский кавалер, один из лидеров Белого движения в России в годы Гражданской войны, руководитель обороны Крыма (1920).

«Последний рыцарь Российской империи» и «черный барон» Врангель прославился как один из крупнейших лидеров Белого движения и русской эмиграции, однако немногие знают его как талантливого офицера кавалериста, который отличился в годы Первой мировой.Врангель Петр Николаевич

Барон Петр Николаевич Врангель родился 15 (27) августа 1878 г. в семье, которая принадлежала к старинному прибалтийскому дворянскому роду, ведшему свою историю с XIII века от Генрикуса де Врангеля, рыцаря Тевтонского ордена. Сам П. Н. Врангель приходился прямым потомком шведскому фельдмаршалу Герману Старшему (XVII век): его правнук Георгий Густав был полковником у Карла XII, а его сын Георг Ханс (1727–1774) стал майором русской армии. Находясь на русской службе, Врангели (не только по прямой линии Петра Николаевича) были участниками чуть ли не всех войн, которые вела Россия в XVIII–XIX вв., занимали высокие посты в системе государственной службы, а некоторые становились известными общественными деятелями. Поскольку род Врангелей успел породниться со многими знатными семьями, то среди предков «черного барона» был и «арап Петра Великого» А. П. Ганнибал (прадед А. С. Пушкина).

Отец будущего лидера Белого движения Н. Е. Врангель работал в Русском обществе пароходства и торговли (крупнейшей пароходной компании в стране), а также входил в правление нескольких угледобывающих акционерских обществ в Ростове. Именно здесь, на Юге России, находилось и семейное поместье Врангелей, где Петр Николаевич провел детство. Уже с самого раннего возраста он отличался от сверстников высоким ростом, силой, ловкостью и необычайной подвижностью. Его отец любил охоту, на которую и брал своих сыновей: «Охотник я был страстный и пулей в крупного зверя попадал недурно, но, увы, по перу то и дело пуделял. Стрелять влет от излишней горячности я никогда хорошо не научился, и мальчики, к их великой гордости и моему конфузу, вскоре меня заткнули за пояс, особенно Петр».

После трагической смерти младшего сына Владимира семья Врангелей в 1895 г. переехала в Санкт Петербург. Отцу удалось найти свое место в финансовых кругах благодаря связям с С. Ю. Витте (тогда министр финансов) и А. Ю. Ротштейном (директор Петербургского международного коммерческого банка). Петр Николаевич поступил в Горный институт, ведущее учебное заведение империи по подготовке инженерных кадров. Сам институт в то время был «рассадником» вольнодумства. Молодой Врангель, убежденный монархист и дворянин до мозга костей, выделялся из общей студенческой массы, был принят в высшем обществе. Показав блестящие результаты в учебе, в 1901 г. он окончил институт с золотой медалью.

После этого Петр Николаевич на правах «вольноопределяющегося» был призван в лейб гвардии Конный полк (где традиционно служили Врангели), один их элитных полков гвардейской кавалерии, входивший в состав 1 й бригады 1 й гвардейской кавалерийской дивизии. Почетным командиром конногвардейцев был сам император. Уже через год, сдав по 1 му разряду экзамен в Николаевском кавалерийском училище, П. Н. Врангель получил первый офицерский чин корнета. Однако молодой и буйный нрав потомственного дворянина сыграл с ним злую шутку: из за пьяной выходки, случайным свидетелем которой стал командир полка Трубецкой, кандидатура Петра Николаевича была забаллотирована во время офицерского голосования, которое определяло возможность прохождения дальнейшей службы в полку.

Оставив военную службу, он направился в распоряжение иркутского генерал губернатора А. И. Пантелеева чиновником по особым поручениям. Однако не прошло и двух лет, как началась русско японская война, и Петр Николаевич добровольно вступил в Маньчжурскую армию, где оказался в чине хорунжего во 2 м Аргунском казачьем полку. Он входил в отряд прославленного генерала П. К. фон Ренненкампфа, одного из лучших кавалерийских начальников того времени. Отметим, что именно в забайкальских казачьих полках служили офицеры из гвардейской кавалерии, вставшие на защиту своей страны. Период русско японской войны дал молодому барону полезные знакомства, которые помогли ему в дальнейшей карьере.

Врангель стал участником многочисленных переходов и стычек с противником. Во время сражения на р. Шахе он состоял ординарцем при отряде генерала Любавина, осуществляя связь между ним и генералом Ренненкампфом, а также конницей генерала Самсонова. В декабре 1904 г. «за отличие в делах против японцев» Врангель получил чин сотника. В мае 1905 г. его перевели во 2 ю сотню Отдельного дивизиона разведчиков, а уже после окончания боевых действий присвоили чин подъесаула. Как писал служивший с ним П. Н. Шатилов: «На маньчжурской войне Врангель инстинктивно почувствовал, что борьба – его стихия, а боевая работа – его призвание». Согласно воспоминаниям Н. Е. Врангеля, генерал Дохтуров (потомок известного героя войны 1812 г.) так отзывался о Петре Николаевиче: «Я много говорил с твоим сыном, собирал о нем подробные справки. Из него выйдет настоящий военный. Пусть и после войны останется на службе. Он пойдет далеко».

После окончания русско японской войны Врангель был переведен в 55 й драгунский Финляндский полк (в чине штабс ротмистра), откуда практически сразу же его прикомандировали в Северный отряд Свиты генерал майора Орлова, который занимался подавлением революционных восстаний в Прибалтике. В период революции верность престолу вознаграждалась щедро. Уже в мае 1906 г. Николай II лично соизволил пожаловать Петру Николаевичу орден Св. Анны 3 й ст., а в начале 1907 г. также не без помощи императора он вновь поступил на службу в лейб гвардии Конный полк, командиром которого (до 1911 г.) был генерал Хан Нахичеванский.

Выходец из богатой и знатной семьи, гвардейский офицер, он быстро стал своим в высших кругах. Он женился на дочери камергера Высочайшего Двора и крупного помещика Ольге Михайловне Иваненко, фрейлине императрицы Александры Федоровны. Среди сослуживцев Врангеля по полку были и представители императорской династии: вл. кн. Дмитрий Павлович и кн. Иоанн Константинович. Как вспоминал о Петре Николаевиче генерал П. Н. Шатилов: «Это был любивший общество светский человек, прекраснейший танцор и дирижер на балах и непременный участник офицерских товарищеских собраний. Уже в молодых годах он имел удивительную способность необычайно ярко, образно и кратко высказывать свое суждение по всевозможным вопросам. Это делало его чрезвычайно интересным собеседником». За пристрастие к шампанскому Piper Heidsick он получил кличку Пипер. Обладавший яркой харизмой барон не был лишен определенного дворянского высокомерия, которое лишь усиливалось нервным характером. Это сказывалось на отношениях с людьми более низкими по статусу. Так, в одном магазине он посчитал, что приказчик обошелся грубо с его матерью, и выкинул его в окно.

Генерал П. Н. Врангель обращается с речью к эвакуированным из Крыма войскам на Ак Дениси. Константинополь, 1920 г.

В межвоенные годы Врангель поступил в элитную Николаевскую академию Генштаба, где вновь показал блестящие способности в учебе – теперь уже в овладении военными науками. Как рассказывал его сын Алексей Петрович: «Однажды на экзамене по высшей математике Врангелю достался легкий вопрос, он быстро справился с ним и записал решение. Его соседу, казачьему офицеру, попался трудный билет, и Врангель обменялся с ним, получив взамен решительно новую, более трудную задачу, с которой тоже успешно справился». Этот эпизод попал и в мемуары однокашника Врангеля по академии маршала Б. М. Шапошникова, однако в них переставлены местами участники, и барон выставлен в неприглядном свете, будто тот не мог справиться со сложной математической задачей и фактически заставил казака отдать ему билет. Учитывая, что у Петра Николаевича была золотая медаль инженерного Горного института, версия Шапошникова о его математической бездарности не представляется правдоподобной. В 1910 г. Врангель окончил академию одним из лучших, однако он не захотел уходить на штабную должность, а потому в скором времени был направлен в Офицерскую кавалерийскую школу, по окончании которой в 1912 г. вернулся в свой полк.

«Я не гожусь в офицеры Генерального штаба. Их задача советовать начальникам и мириться с тем, что совет не примут. Я же слишком люблю проводить в жизнь собственное мнение».
П. Н. Врангель

Здесь Врангель получил в командование эскадрон Его Величества, в 1913 г. – чин ротмистра и 3 й эскадрон.

Генерал Врангель в Константинополе, 1921 г.

С самого начала Первой мировой войны Врангель находился на фронте. Вместе со своим полком он попал в состав конного корпуса Хана Нахичеванского, который действовал на правом фланге 1 й русской армии генерала фон Ренненкампфа. Уже 16 августа кавалерия перешла границу Восточной Пруссии в районе Ширвиндта (ныне пос. Победино Калининградской области). Перед русскими войсками разворачивалась 8 я германская армия, которая собиралась в районе р. Ангерапп дать решающее сражение.

После перехода границы войска Ренненкампфа с боями продвигались вперед. 19 (6) августа командующий решил направить конный корпус в обход левого фланга противника в направлении на Инстербург. Нахичеванскому (стоит признать, бездарному генералу) не удалось исполнить приказ. В районе д. Каушен (ныне пос. Кашино) он неожиданно столкнулся со 2 й ландверной бригадой. Несмотря на маневренное преимущество, кавалеристы спешились и втянулись в затяжной бой. Несколько попыток перейти в атаку были отбиты. Однако к концу дня ситуация объективно склонялась на сторону русских: сказалась выучка нашей кавалерии (по сравнению с германскими запасниками), а также численное и огневое превосходство. Немцы стали отходить, оставив в качестве прикрытия два орудия, чьи передки были подбиты огнем нашей артиллерии.

Именно в это время и произошел известный подвиг П. Н. Врангеля, который вместе со своим эскадроном находился в резерве. Как свидетельствовал командир лейб гвардии Конного полка генерал Б. Е. Гартман: «Врангель не находил себе места от нетерпения. Вести о потерях, об убитых товарищах доходили до него и лишь усиливали его протест против того, что ему приходится оставаться в тылу, когда его товарищи дерутся. И, наконец, он не вытерпел. К этому времени к начальнику 1 й гвардейской кавалерийской дивизии генералу Казнакову подъехал с наблюдательного пункта 1 й Его Величества батареи поручик Гершельман и доложил, что орудия противника в тяжелом положении и что если помочь спешенным частям свежими силами, то орудия можно будет захватить. Услыхав это, Врангель стал буквально умолять разрешить ему атаковать…» Получив разрешение, он повел решительную атаку в конном строю. Немцы дали несколько залпов, которые пришлись по коням (под Врангелем была убита лошадь), русские гвардейцы достигли орудий и захватили их (в дальнейшем они в качестве трофеев выставлялись в Петрограде).

Именно этот Каушенский бой многократно тиражировался в различных статьях и мемуарах белоэмигрантов. И здесь нет ничего удивительного: это была первая (и фактически единственная в своем роде) конная атака Первой мировой, первый серьезный боевой эпизод русской гвардейской кавалерии, и – формальная победа. Немцы отступили, однако Нахичеванский не преследовал: большие потери и высокий расход боеприпасов заставили его отвести конницу в тыл. Из за ее отсутствия на правом фланге в ходе Гумбинненского сражения 1 я армия вообще чуть ли не потерпела поражение. Ренненкампф негативно оценивал тактические действия конницы Нахичеванского в этом бою.

Однако героизма ей было не занимать, а учитывая, что среди погибших и отличившихся были представители многих знатных семей, то об этом столкновении стало известно в высшем свете и при дворе. Распространению информации способствовал и Хан Нахичеванский, видимо, стремясь ее использовать в интригах против Ренненкампфа. Так или иначе, но это вызвало поток георгиевских наград, который, кстати, обошел начальников дивизий. Если все же отвлечься от общего контекста, то нельзя не признать героизм многих офицеров и в первую очередь барона Врангеля, который среди прочих стал кавалером ордена Св. Георгия 4 й ст. (одним из первых в начавшуюся войну).

В дальнейшем вместе со своим полком Врангель участвовал в продвижении вглубь Восточной Пруссии в сторону Кенигсберга, которое сопровождалось отдельными стычками. В начале сентября 1 я бригада 1 й гвардейской кавалерийской дивизии была снята с фронта и поступила в распоряжение коменданта крепости Ковно генерала В. Н. Григорьева. По пути в тыл лейб гвардии Конный и Кавалергардский полки остановились в Инстербурге (ныне Черняховск Калининградской области), где располагался штаб 1 й армии. 5 сентября (23 августа) здесь прошел торжественный парад. Как писал В. Н. Звегинцев: «Под звуки полковых маршей генерал от кавалерии фон Ренненкампф обходил строй, здороваясь с полками и благодарил их за боевую работу.

Генерал Врангель, войсковые атаманы и члены Правительства Юга России 1920 г.

По окончании молебна перед строем были вызваны представленные к Георгиевским крестам и медалям Кавалергарды и Конногвардейцы и командующий армией Именем Государя Императора роздал первые боевые награды. По окончании церемониального марша полки разошлись по квартирам под звуки трубачей и вызванных песенников». Вскоре они были погружены в составы и отправлены в Ковно. Отметим, что в современном Черняховске в память об этом параде была установлена памятная доска.

Через несколько дней началось поспешное отступление 1 й армии к границе, а затем – за р. Неман. Отвод войск сопровождался не только ожесточенными боями, но и паникой в тылах. Находясь в Ковно, Врангель нанес дружеский визит Ренненкампфу, во время которого предложил использовать части гвардейской кавалерии для наведения порядка. Эту идею командующий поддержал. В результате 15–16 (2–3) сентября два эскадрона лейб гвардии Конного полка (в т. ч. и тот, которым командовал сам Петр Николаевич) были направлены в район Мариамполя, где им быстро удалось восстановить порядок в тылах 20 го корпуса.

П. Н. Врангель у штабного поезда. Царицын, 1919 г.

К середине сентября обстановка на фронте резко изменилась. Германцы вторглись на территорию России, захватив Августовские леса. Параллельно в Галиции русские войска нанесли австро венграм поражение, а потому немцы, спасая союзника, перебросили основные силы из Восточной Пруссии.

В середине сентября на основе гвардейской кавалерийской бригады была сформирована Сводная кавалерийская дивизия, ее начальником стал генерал П. П. Скоропадский (в 1918 г. гетман Украины), а начальником штаба – ротмистр П. Н. Врангель. Сначала дивизия предназначалась для обороны Варшавы, однако затем была переведена в состав 10 й армии, вместе с которой в конце сентября участвовала в боях за возвращение Августовских лесов. В ходе них части ослабленной 8 й германской армии (основные силы в это время развивали наступление на Варшаву) были вытеснены за границу. Дивизия ограничилась отдельными столкновениями, подрывом мостов, а также ведением разведки, доставив ряд ценных сведений. Плохие погодные условия и проблемы со снабжением негативно сказались на конском составе. Уже 6 октября (23 сентября), когда развить дальнейшее наступление не удалось, Сводная дивизия была переформирована в Гвардейскую Кирасирскую, которую отвели на отдых в район Барановичей, где располагалась Ставка Верховного главнокомандующего. Здесь конногвардейцы приняли на себя обязанности по ее охране. Врангель же был назначен заместителем командира лейб гвардии Конного полка по строевой части.

В октябре Ставку посетил император Николай II. По его повелению Врангель был награжден орденом Св. Владимира IV степени с мечами и бантом. В дневниках самодержца осталась такая запись от 23 (10) октября: «Пятница… После доклада Барка принял Костю, вернувшегося из Осташева, и ротм. Л. Гв. Конного полка бар. Врангеля, первого Георгиевского кавалера в эту кампанию». Уже в декабре состоялось назначение в Свиту (флигель адъютантом), что свидетельствовало об особой приближенности Врангеля к особе государя. Через несколько дней он получил и чин полковника.

На фронт Врангель вернулся лишь в январе 1915 г. Сначала его дивизия располагалась на р. Пилица, а уже через месяц была передана в 10 ю армию: к тому времени она с большими потерями была вытеснена из Восточной Пруссии за реки Неман и Бобр. В конце февраля было предпринято наступление армиями Северо западного фронта, которое вошло в историю под названием Праснышской операции. 2 марта в районе Мариамполя 3 й корпус перешел в наступление, а 1 я бригада 1 й гвардейской кавалерийской дивизии была выслана на охранение его правого фланга.

Наши части постепенно продвигались вперед. 5 марта (20 февраля), приняв на себя командование двумя эскадронами, Врангель повел их наперерез отходящему от д. Даукше противнику. Несмотря на мороз и то, что в оврагах лошади проваливались в снег и скользили по обледеневшим буграм, конногвардейцам удалось выскочить на дорогу, по которой отходил противник, захватив 14 пленных, 15 лошадей, четыре зарядных ящика и две повозки с фургоном. За этот подвиг П. Н. Врангель был награжден Георгиевским оружием.

В дальнейшем конногвардейцы оставались в этом районе, преимущественно ведя разведку. Ситуация изменилась в конце апреля 1915 г., когда немцы сосредоточили основные силы на русском фронте, стремясь вывести Россию из войны. В начале мая (по новому стилю) был прорван фронт в районе Горлицы, наши армии Юго западного фронта начали отступать. Над войсками, находившимися в русской Польше, нависла смертельная угроза со всех сторон. Проблемы со снабжением и нарастающая деморализация личного состава лишь усугубляли ситуацию, в то время как от стойкости именно этих войск зависела судьба страны.

В 1 й день Святой Пасхи в здравнице Топгидере. 1927 г.

Полковник Врангель принял участие в оборонительных сражениях Северо западного фронта. В начале июня он в составе своей дивизии сражался на Козлово Рудских позициях, на подступах к стратегической крепости Ковно. Он лично руководил действиями различных эскадронов, которым приходилось особенно тяжело ввиду низкого морального духа соседних пехотных частей. Лишь к середине июня Козлово Рудские леса были окончательно покинуты, а конногвардейцы отошли к Неману.

 

Установившееся затишье лишь предшествовало буре. В июне на этом направлении стала формироваться новая, 5 я армия талантливого генерала П. А. Плеве, которая должна была не допустить выхода противника в наши тылы. Через некоторое время был создан конный корпус генерала Казнакова, в состав которого и вошла 1 я гвардейская кавалерийская дивизия. Боевые столкновения начались в июле, 5 я армия оборонялась и постепенно отступала, а конный корпус прикрывал ее левый фланг. Лишь к концу месяца войска оторвались от противника, закрепились, а кавалерия отошла за р. Свенту. Как потом писал немецкий генерал Позек: «Надо отметить, что стоявшая против нас русская конница полностью выполнила поставленную ей задачу – задержать наступление противника, выиграть время и прикрыть отход своих частей». Свою лепту внес, безусловно, и полковник Врангель.
В дальнейшем он вместе со своим полком участвовал в боях на р. Свейте, а в сентябре – в ликвидации Свенцянского прорыва, когда германская кавалерия углубилась в наши тылы. В октябре, когда ситуация на фронте уже затихла, Петр Николаевич получил назначение командиром 1 го Нерчинского полка Уссурийской конной бригады (позже развернутой в дивизию), которой командовал известный генерал А. М. Крымов («третья шашка русской армии»). Бригада уже несколько месяцев сражалась во взаимодействии с гвардейской кавалерией, а потому ее сильные и слабые стороны были известны Врангелю. При переводе ему, кстати, дали следующую характеристику: «Выдающейся храбрости. Разбирается в обстановке прекрасно и быстро, очень находчив в тяжелой обстановке». Под его началом в Нерчинском полку сражались такие известные в будущем лидеры Белого движения на востоке, как барон фон Унгерн и атаман Семенов.

В 1916 г. Уссурийская дивизия была переброшена на Юго западный фронт, где приняла участие в Брусиловском прорыве. В середине августа нерчинцы выдержали тяжелый бой с 43 м германским полком, а в середине сентября в ходе боев в Карпатах захватили 118 пленных, а также большое количество оружия и боеприпасов. За это Нерчинский полк получил благодарность от императора, а его шефом был назначен цесаревич Алексей.

В конце 1916 г. Уссурийская дивизия была переброшена на Румынский фронт. Сам же Врангель в середине января 1917 г. был назначен командиром 1 й бригады Уссурийской конной дивизии, а чуть позже за боевые заслуги получил производство в генерал майоры.

Отношение Врангеля к кардинальным политическим переменам, которые принесла Февральская революция, было резко отрицательным. Конечно, он осознавал те сложности, с которыми столкнулась Россия в годы Первой мировой. Видел он и постепенно нарастающее недовольство и разложение частей. Однако все это не могло быть для него поводом поддержки политического оппортунизма февралистов. Когда был зачитан манифест великого князя Михаила Александровича о неготовности принять престол, Петр Николаевич заявил: «Это конец, это анархия». Начавшийся развал армии только подтверждал верность этих слов.

«С падением Царя, пала сама идея власти, в понятии русского народа исчезли все связывающие его обязательства, при этом власть и эти обязательства не могли быть ни чем соответствующим заменены».
П. Н. Врангель

Вскоре Врангель разошелся со своим начальником генералом Крымовым, который принял под свое командование весь 3 й конный корпус. То ли раскол произошел по политическим вопросам, то ли конфликт заключался во взгляде на роль армии в консолидации власти – в итоге Врангель отказался принимать командование Уссурийской конной дивизией и уехал в Петроград. Здесь он пытался создать собственную подпольную военную организацию, которая должна была осуществить военный переворот и назначить диктатором Л. Г. Корнилова. Однако тот в конце апреля оставил должность командующего Петроградским военным округом и уехал в действующую армию, поставив крест на реализации планов Врангеля.

Лишь во второй половине июля в разгар летнего наступления 1917 г. он получил новое назначение – начальником 7 й кавалерийской дивизии. Прибыв на фронт, Врангель начал с приведения в порядок интендантской службы. В дальнейшем дивизия вела активные действия по прикрытию отхода разлагающихся пехотных частей. Врангель был назначен командиром Сводного корпуса, который действовал на стыке двух армий. Иногда приходилось прибегать к силе, чтобы восстановить порядок и не допустить мародерства. Как писал начальник штаба полковник В. Н. фон Дрейер: «Врангель, очень храбрый и самостоятельный, в сущности, не нуждался в начальнике штаба; он все решал сам. Иногда только спрашивал мое мнение; отдавал лично приказания, носился галопом в течение дня от одного полка дивизии к другому, но нередко упускал управление боем… Служить с ним на войне было легко, но не всегда приятно, до того это был беспокойный человек. Он все время хотел что то делать, не давал никому ни минуты покоя, даже в те дни, когда, стоя неделями в резерве, делать было абсолютно нечего».

Глава правительства А. В. Кривошеин, Верховный правитель Юга России П. И. Врангель и начальник штаба П. Н. Шатилов. Севастополь, 1920 г.

Отход Сводного корпуса сопровождался отдельными боями. Так, 25 (12) июля он выдержал натиск вражеской кавалерии. Тогда противник открыл мощнейший артиллерийский огонь, в войсках началась паника. Врангель решил действовать собственным примером. В дальнейшем он писал в мемуарах: «Я скомандовал «смирно» и, сев за стол, потребовал себе чая. Новый снаряд прогудел в воздухе и, ударившись где то вблизи, разорвался. Один осколок, громко жужжа, упал у самого стола так, что я, не вставая со стула, мог, нагнувшись, его взять. Я поднял осколок и, повернувшись, к ближайшему полку, крикнул солдатам: «Бери, ребята, горяченький, к чаю на закуску!» и бросил осколок ближайшему солдату. В одну минуту лица просветлели, послышался смех, недавней тревоги не осталось и следа… С этого дня я почувствовал, что полки у меня в руках, что та психологическая связь между начальником и подчиненными, которая составляет мощь каждой армии, установилась». На следующий день была получена телеграмма: «Прошу принять лично и передать всем офицерам, казакам и солдатам Сводного Конного корпуса особенно же Кинбурнским драгунам и Донцам мою сердечную благодарность за лихие действия корпуса 12 го июля, обеспечившие спокойный отход частей на стыке армий. Корнилов». Врангель был награжден специальным Георгиевским крестом 4 й ст. с лавровой ветвью (солдатский знак отличия, вручавшийся офицерам).

Во время Корниловского выступления Врангель решил остаться на его стороне, однако решительных действий так и не предпринял. Как известно, корниловское восстание провалилось, а над Врангелем нависла угроза. Ситуацию исправил генерал Д. Г. Щербачев (на тот момент фактический главнокомандующий Румынским фронтом), который вызвал его к себе. В сентябре Врангель получил назначение командиром 3 го конного корпуса, однако в командование так и не вступил: его в свои руки взял генерал П. Н. Краснов.

После Октябрьской революции и фактического разгона Ставки Врангель уехал к своей семье в Ялту. Здесь он прожил до весны 1918 г., пережил арест революционными властями и лишь чудом спасся от расстрела. Затем Петр Николаевич уехал в Киев, однако от предложения о сотрудничестве со стороны П. П. Скоропадского отказался, решив вступить в Добровольческую армию, которая все активнее действовала на Юге России.

П. И. Врангель с супругой Ольгой Михайловной, Константинополь, 1921 г.

Лишь в сентябре 1918 г. барон Врангель прибыл в «белый» Екатеринодар. Здесь он был весьма тепло принят А. И. Деникиным, который дал ему в командование сначала бригаду, а затем 1 ю конную дивизию. Стоит отметить, что в те времена в Добровольческой армии на высшие командные посты старались выдвигать лишь участников Ледового похода (начало 1918 г.), однако для Петра Николаевича было сделано исключение: он был известным кавалерийским начальником, и Белое движение нуждалось в его таланте. Как писал близкий друг семьи Деникина Д. В. Лехович: «Услуги, которые Врангель оказал армии, оправдали ожидания. С самого начала он показал себя выдающимся кавалерийским начальником, отлично разбирающимся в боевой обстановке, умеющим брать на себя ответственность, принимать решения на месте. Оценив в нем качества полководца – искусство маневра, порыв и энергию, генерал Деникин, всецело доверяя Врангелю, с искренней радостью продвигал его по службе».

Генерал Врангель со своими офицерами. Кралево Рашка, 1924 г.

Врангель дрался на Майкопском направлении. Уже в октябре был захвачен Армавир, а в ноябре – Ставрополь. К концу года Петр Николаевич получил в командование корпус, а также погоны генерал лейтенанта. А 31 декабря (по старому стилю) была разгромлена крупная группировка красных у с. Святой Крест (ныне Буденновск). В конце января 1919 г. в ходе очередной реорганизации белых войск Врангель стал командующим Кавказской Добровольческой армии, которая очень быстро освободила от противника весь Северный Кавказ.

В мае он принял командование Кубанской армией, которая под его началом остановила продвижение 10 й армии красных и заставила отступать их к Царицыну. Однако отдельными успехами Врангель не ограничился: он повел наступление на этот сильно укрепленный город, который в конце июня пал. Свою роль здесь сыграл не только врангелевский талант маневра, но и наличие танков, которые прорвали проволочные заграждения.

Врангелевские войска в Галлиполи. Строй солдат на площади. Турция, 1920–1921 гг.

Успехи белогвардейцев весны лета 1919 г. буквально опьянили главнокомандующего А. И. Деникина, который, стремясь развить успех, в начале июля отдал «Московскую директиву», ставившую целью захват столицы. Врангель протестовал: он советовал атаковать на Саратов и пойти на соединение с Колчаком. «Черный барон» (Врангель был прозван так за свою традиционную форму одежды – черную казачью черкеску с газырями) был вынужден подчиниться начальству и организовать дальнейшее наступление. Однако измотанная предыдущими боями армия Врангеля не могла успешно продвигаться вперед: уже вскоре она была отброшена к Царицыну, где закрепилась, отражая одно наступление противника за другим.

Осенью 1919 г. красные перегруппировались и нанесли поражение белым частям, двигавшимся на Москву. В декабре Врангель получает Добровольческую армию, которая сражалась на стратегическом направлении, однако остановить отступление он не сумел. Прибыв в войска, он столкнулся с их разложением, повальным пьянством и грабежами. Петр Николаевич пытался навести порядок, однако, увы, к моменту его назначения время было упущено.

Штаб Кубанской казачьей дивизии. Вранье, 1924 г.

На этом фоне стал разгораться конфликт с Деникиным. Врангель требовал решительных, жестких мер, а его критика нередко принимала характер «а я же говорил». Подобное не нравилось Деникину, который считал, что тот нарушает субординацию (особенно когда стал распространять критический доклад по всей армии). Все это совпало с политическим противостоянием, когда определенные правомонархические круги выказывали недовольство главнокомандующим и хотели, чтобы его место занял популярный Врангель. Однако в начале 1920 г. он был смещен с командования Добровольческой армией, уехал в тыл, а затем был вынужден вообще эмигрировать в Турцию.

Изгнание длилось недолго. Недовольство Деникиным набирало обороты, и он был вынужден уступить. В апреле он сложил полномочия и под давлением определенных кругов назначил на свое место П. Н. Врангеля, который в скором времени прибыл в Россию.

Военные годы сильно изменили Петра Николаевича: молодой конногвардеец превратился в отважного кавалериста, любитель светских забав – в государственного деятеля и глубоко верующего человека, высокомерный дворянин – в любимого войсками героя, a Piper – в «черного барона».

Барон П. И. Врангель в эмиграции, Париж, 1927 г.

Возглавив Вооруженные сила Юга России, Врангель сумел сотворить буквально чудо, на некоторое время вдохнув надежду на возможность успеха. Он реорганизовал войска, начал активно бороться с мародерством и разложением личного состава, а созданное правительство А. В. Кривошеина инициировало ряд долгожданных (и уже запоздалых) реформ. Активно развивалась внешняя политика, в частности сотрудничество с Францией, которое признало белое правительство де факто. Летнее наступление принесло отдельные победы, однако все это лишь отсрочило печальный конец: силы противников были неравны. Осеннее наступление красных положило конец ожившим было иллюзиям. Врангелю пришлось отдать приказ об эвакуации.

ПРИКАЗ
Правителя Юга России
и Главнокомандующего Русской армией.
Севастополь, 29 октября 1920 года.
Русские люди. Оставшаяся одна в борьбе с насильниками, Русская армия ведет неравный бой, защищая последний клочок русской земли, где существуют право и правда.
В сознании лежащей на мне ответственности, я обязан заблаговременно предвидеть все случайности.
По моему приказанию уже приступлено к эвакуации и посадке на суда в портах Крыма всех, кто разделял с армией ее крестный путь, семей военнослужащих, чинов гражданского ведомства, с их семьями, и отдельных лиц, которым могла бы грозить опасность в случае прихода врага.
Армия прикроет посадку, памятуя, что необходимые для ее эвакуации суда также стоят в полной готовности в портах, согласно установленному расписанию. Для выполнения долга перед армией и населением сделано все, что в пределах сил человеческих.
Дальнейшие наши пути полны неизвестности. Другой земли, кроме Крыма, у нас нет. Нет и государственной казны. Откровенно, как всегда, предупреждаю всех о том, что их ожидает.
Да ниспошлет Господь всем силы и разума одолеть и пережить русское лихолетье.
Генерал Врангель.

В эмиграции «черный барон» пытался сохранить боеспособность русских войск. Был создан Российский общевоинский союз (РОВС) – крупнейшая военная организация в эмиграции. Председателем стал Врангель, который стремился наладить ее деятельность. Его жизнь оборвалась для всех неожиданно: он тяжело заболел и скоропостижно скончался в 1928 г. Если учесть судьбу некоторых его преемников на посту председателя РОВС (генералы Кутепов и Миллер ликвидированы НКВД), то неудивительны многочисленные слухи, что и смерть Петра Николаевича Врангеля была также результатом операции спецслужб.

Пахалюк К., руководитель интернет проекта «Герои Первой мировой», член Российской ассоциации историков Первой мировой войны.


  • Здравствуйте Господа! Пожалуйста, поддержите проект! На содержание сайта каждый месяц уходит деньги ($) и горы энтузиазма. 🙁 Если наш сайт помог Вам и Вы хотите поддержать проект 🙂 , то можно сделать это, перечислив денежные средства любым из следующих способов. Путём перечисления электронных денег:
  1. R819906736816 (wmr) рубли.
  2. Z177913641953 (wmz) доллары.
  3. E810620923590 (wme)евро.
  4. Payeer-кошелёк: P34018761
  5. Киви-кошелёк (qiwi): +998935323888
  6. DonationAlerts: http://www.donationalerts.ru/r/veknoviy
  • Полученная помощь будет использована и направлена на продолжение развития ресурса, Оплата хостинга и Домена.
Врангель Петр Николаевич Обновлено: Январь 2, 2017 Автором: admin

Добавить комментарий

Пожалуйста, поддержите проект
Помощь сайту:
  1. R819906736816 (wmr) рубли.
  2. Z177913641953 (wmz) доллары.
  3. E810620923590 (wme)евро.
  4. Payeer-кошелёк: P34018761
  5. Киви-кошелёк (qiwi): +998935323888
  6. DonationAlerts: http://www.donationalerts.ru/r/veknoviy Полученная помощь будет использована и направлена на продолжение развития ресурса, Оплата хостинга и Домена.